– Господи, неужели это правда? – прошептала она. Но страх ее быстро сменился гневом. Голос ее звучал очень резко, когда она продолжила:

– Ройс обещал мне, что не будет принимать участие в состязаниях.

Ее телохранители переглянулись.

– Но он и не собирается этого делать, – проговорил Винсент. – Они просто решают спор. А это совсем другое, миледи.

– Тогда хотя бы спуститесь вниз и попробуйте узнать у тех, кто поближе, что все-таки там случилось. – Она говорила торопливо, взахлеб, глотая слова, лишь бы они только согласились. – Клянусь Богом, если это схватка насмерть, ни один из них не одержит победы, потому что я убью обоих. Вот увидите.

Винсент сумел сдержать улыбку. У Эдварда этого не получилось. Тревога госпожи за мужа согревала их сердца. Для беспокойства не было повода, их барон победит в любой схватке. Но, в конце концов, рыцари уступили ее просьбе и направились вниз по тропинке.

Как раз в это время все и началось. Гай бросился в атаку первым. Николя благодарила Небо, что они дерутся на кулаках, без оружия, но, понаблюдав за ними некоторое время, поняла, что они запросто способны убить друг друга.

Поначалу казалось, что силы их равны. Каждый спокойно встречал удары противника, хотя было заметно, что Ройс лучше владеет собой. Спазм перехватил дыхание у Николя, когда Гай подставил ногу Ройсу, и тот растянулся на спине. Гай поспешил воспользоваться преимуществом и попытался пригвоздить его к земле. Но в тот миг, когда Гай наклонился над ним, Ройс вскинул вверх ногу и изо всех сил ударил Гая в пах, потом схватил его и отшвырнул на приличное расстояние. Сила и мощь броска произвели впечатление на зрителей. Толпа бушевала.

При падении Гай даже на какое-то время потерял сознание и долго лежал на спине. Но Ройс не стал использовать эту возможность, чтобы покончить с борьбой. Он стоял, уперев руки в бока, и ждал, пока Гай поднимется.

Николя немного успокоилась. Она поняла, что муж просто играет с Гаем. Она убедилась, что он превосходит в силе всех, и сделала робкую попытку улыбнуться.

От шума у нее разболелась голова. Не кричали только подопечные Ройса. Выстроившись вдоль края поля, они следили за своим бароном, держались с достоинством, изредка поглядывая свысока на других.

Гаю удалось нанести Ройсу мощный удар, Николя сжалась от ужаса. Дальше наблюдать за схваткой она была не в состоянии. Она молила Бога, чтобы Ройс покончил поскорее с Гаем и присоединился к ней. Ей хотелось расцеловать его, а потом как следует накричать.

Она окинула взглядом толпу. Все неотрывно наблюдали за событиями на поле. Внезапно ее внимание привлекло какое-то движение среди лошадей. Николя чуть отступила влево, чтобы получше разглядеть, что там происходит. Она заметила двух неподвижно распластавшихся на земле воинов и узнала в них тех, кто сопровождал Генри и Моргана, когда они покидали поле.

Потом она увидела вассалов Гая. Морган и Генри тянулись к поводьям ближайших к ним лошадей. Вскочив на одну из них, Генри направился в ее сторону. В руках у него были лук и колчан со стрелами.

Николя попыталась убедить себя, что они просто бегут от позора, но тут же вспомнила, как посмотрел Генри через плечо на Ройса, когда уходил с поля в сопровождении двух воинов. Теперь эти воины лежали, возможно, раненые, если не хуже.

Николя бросилась в палатку, схватила пращу и камни и поспешила наружу. Она надевала петли на пальцы, не спуская глаз с поля, потом вложила в пращу гладкий камень. Она убеждала себя, что делает это просто так, на всякий случай. Не такие же вассалы глупцы, чтобы пытаться отомстить сейчас. Им же ни за что не удастся скрыться, если они осмелятся на это.

Николя заняла более удобную позицию. Вассалы Гая галопом неслись к полю. Впереди мчался Генри, за ним – Морган. Увлеченные схваткой, зрители еще не заметили их. Николя раскрутила над головой пращу.

– Подойди поближе, Генри, ну давай, еще немного, – шептала она.

Ройс не видел, как они влетели на поле. Все произошло мгновенно. Гай стоял лицом к своим вассалам. Но Генри был еще слишком далеко от Николя, на таком расстоянии он был недосягаем для нее. Он уже отпустил поводья, вставил стрелу в лук, натянул тетиву и прицеливался.

И тут барон Гай совершил нечто неожиданное. В самое последнее мгновение он бросился к Ройсу и принял предназначенную ему стрелу на себя.

Генри попытался схватить поводья и развернуть коня, прежде чем Ройс доберется до него, но оказался недостаточно быстр. Ройс передвигался со скоростью пантеры. Он даже не пытался остановить Генри. Он просто вскочил на коня и выкинул Генри из седла. Ройс не стал терять времени на то, чтобы разделаться с бесчестным рыцарем, надо было успеть еще разобраться с Морганом. Ройс пнул Генри ногой, но так точно рассчитал силу и место удара, что тот потерял сознание.

Наконец в пределах досягаемости Николя оказался Морган. Он уже вставил стрелу в лук. Ройс не успеет добраться до него, и ни один из воинов, спешащих к нему через поле, тоже. Все они были слишком далеко. Морган осадил коня, поднял лук и прицелился. Николя прицелилась тоже. Она целилась Моргану в руку, чтобы выбить из нее стрелу прежде, чем он успеет выпустить ее в мужа.

В тот миг, когда она отпустила один конец пращи, Морган повернулся в седле. Он целился уже не в Ройса, нет, у него была уже совершенно другая цель.

Все закричали. Камень, посланный Николя, ударил Моргана в висок. Он откинулся назад, повис вниз головой и медленно вывалился из седла. Он умер раньше, чем ударился о землю.

Все замерли. Все, кроме Ройса. Толпа устремила взоры на Моргана, а Ройс повернулся и посмотрел туда, где стояла Николя. Она мгновенно спрятала пращу за спину. Ей не было видно лица Ройса, но она чутьем знала, что он догадался, кто виноват в смерти Моргана. Затем внимание Ройса привлек барон Гай. Барон подошел к Ройсу. Из плеча у него торчала стрела. Ройс подхватил его и помог уйти с поля.

Николя не стала смотреть, чем все закончится. Она вернулась в палатку, положила пращу и неиспользованный камень в карман чистой рубахи Ройса, а потом села и стала ждать, когда он появится сам и начнет читать ей нравоучения. А в том, что именно так и будет, она не сомневалась. Она ведь опять вмешалась. С этого скорее всего Ройс и начнет. Потом он скажет, что негоже убивать чужих вассалов. Она остановит его и скажет, что ей нет дела ни до кого, кроме него. Да, она будет защищаться, пока он в конце концов не признает ее правоту. За очень короткое время она ужасно распалила себя, но ей пришлось сознаться себе, с чем это связано: она убила человека. Это случилось первый раз в ее жизни, и она надеялась, что больше это не повторится. Нет, не совсем так. Она способна убить еще раз, но только чтобы защитить мужа.

Господи, как она устала. Она вытянулась на тюфяке, закрыла глаза и про себя решила, что будущей матери ни к чему такие волнения. Да, она так и скажет Ройсу, если он посмеет хотя бы хмуро взглянуть на нее.

Одно ее радовало, мелочь, конечно, но все равно хорошо – кроме Ройса, о праще никто не знает. По тому, как он посмотрел на нее, она поняла, что он догадался о ее вмешательстве. Но он никогда ее не выдаст. В этом Николя была совершенно уверена.

Когда Ройс вошел в палатку, Николя крепко спала. Он сел рядом с ней и долго смотрел на ее ангельское личико. Ройс понимал, что ей необходим отдых, но был вынужден разбудить ее. Он легко погладил ее по щеке.

– Николя, любовь моя, просыпайся. – Она открыла глаза и посмотрела на него. – Я люблю тебя, Николя, – прошептал он.

Голова у Николя мгновенно прояснилась.

– Я опять вмешалась. Ты, наверное, сердишься?

– Нет.

Она не дала ему продолжить.

– Я не жалею. Можешь читать сколько угодно нравоучений. Я все равно не пожалею. Я верю в тебя, Ройс, но это не помешало бы Моргану выпустить стрелу тебе в сердце.

– Любимая…

– Зачем ты взял мою пращу? – перебила его Ни коля.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×