волнения, сосредоточенное выражение говорило о готовности и решимости перед предстоящей операцией.

– Торонт, ты уверен, что нет никаких шансов? – раздался хриплый голос Дрегаса из дальнего угла, где он сидел в глубоком кресле и очень внимательно следил за всем происходящим.

– Да, Дрегас, – обернувшись к своему другу, строго и уверенно произнес целитель. – Но Ингрид будет жить. Это я тебе обещаю.

Легкая улыбка скользнула по губам Торонта, и он больше не отвлекался ни на что постороннее в этой комнате. Ему предстояла тяжелая операция по извлечению плода из чрева роженицы.

Дрегас стиснул подлокотники, едва завидел небольшой замах короткого целительского ножа, сверкающего на лезвии магией. Ингрид тяжело застонала, но после легкого прикосновения одной из помощниц провалилась в спасительный сон.

– Слишком слаба, – без эмоций произнес Торонт.

– Она выживет? – вскочил на ноги Дрегас.

– Да! Бездна тебя побери, Дрегас! Я же сказал, что Ингрид будет жить! – рявкнул он.

После этих слов Дрегас остался стоять на том же месте, не в силах сесть обратно в кресло и отвести встревоженный взгляд от жены. Его высокий рост позволял видеть все, что происходило за спинами помощниц целителя. Он сжимал и разжимал кулаки, понимая всю свою беспомощность. У него есть магия, ее сила огромна, но он ничем не может помочь.

– Ребенка извлекли, – взволнованным голосом произнес Торонт и обернулся к своему другу, держа на руках безжизненное тело младенца.

Это был дракон. Маленький, с крохотными неразвитыми крыльями. Его глаза закрыты, тело не покрыто чешуей, махонькие лапы – с едва намеченными когтями.

– Отдай его мне! – буквально ринулся к целителю несчастный отец.

– Дрегас, ты не можешь ему помочь. Он мертв, – покачал головой Торонт.

Но отец-дракон не желал ничего слушать. Он схватил безжизненное тельце своего ребенка и прижал к себе.

– Он – дракон! И моя магия может ему помочь, – резко сказал Дрегас.

– Без шансов, – с сожалением произнес Торонт. – Ему нужен был еще один оборот, чтобы родиться человеком.

Но Дрегас уже не слушал, в его сердце поселилась крохотная искра надежды, что есть шанс, да пусть даже хоть четверть шанса! Ведь его сын – дракон, и его магия теперь может сделать хоть что-то.

Дрегас вливал в безжизненное тельце свою силу и магию, становясь с ним единым целым. Он чувствовал, как у сына расправляются легкие, напрягаются мышцы сердца, подчиняясь невероятной магической силе. И сердце стукнуло раз, потом другой и еще. Он радостно посмотрел на Торонта.

– Его сердце стучит!

– Твоя магия заставляет его работать, но это не жизнь, – с сочувствием произнес Торонт.

Как целитель он понимал всю тщетность попыток друга. Ингрид – человек, а Дрегас – дракон. Их ребенок должен был пройти все восемь оборотов в теле матери, чтобы родиться здоровым. Женщина может родить только человека. Опасными периодами во время беременности были именно те моменты, когда плод был в виде дракона. Человеческий организм отторгал его, как инородный. Что, собственно, и произошло.

– Работаем дальше, – отвернувшись от потерявшего всяческую надежду отца-дракона, приказал Торонт.

Операция шла своим чередом. Помощницы со знанием дела сшивали все ткани от стенок матки до внешнего слоя кожи, а целитель накладывал заклинания, помогающие швам заживать быстрее. Сосредоточенно, быстро и очень умело. Каждый знал свое дело, и люди действовали слаженно, на подхвате друг у друга.

– Все, – наконец произнес Торонт.

Дрегас продолжал стоять со своим мертвым ребенком на руках. Он не оставил попыток оживить сына, но вскоре ему пришлось признать правоту Торонта – только магия заставляла биться сердце младенца. Этот мальчик никогда не вырастет, не расправит крылья в небесах и не сможет ощутить сладость полета над облаками.

– Дрегас, – тихо позвал Торонт. – Ингрид будет жить.

– Да, ты обещал, – безучастным тоном согласился с ним друг.

– Дита, заберите ребенка, – повернувшись в сторону, приказал Торонт, понимая, что это необходимо.

Дрегас – могучий дракон, его грозный взгляд заставлял трепетать любого человека, но сейчас перед ним стоял несчастный отец, потерявший своего еще не рожденного ребенка. Дракона.

– Как Ингрид? – охрипшим голосом спросил Дрегас после долгой паузы.

– Она спит. В ее состоянии это самое лучшее, – успокоил его Торонт. – Присядь, нам надо поговорить.

– Не будем ей мешать, – со смесью нежности, любви и отчаяния посмотрел на свою супругу Дрегас.

– Тогда поговорим в твоем кабинете, – согласился с ним Торонт.

Мужчины покинули комнату, вновь погрузившуюся в полумрак. Магические светильники погасли, и только тусклый свет свечей разгонял тьму.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×