– Я не понимаю, о чем вы говорите, – растерялась Серова. – Кто такой Игорь и какое отношение я имею к нему?

– Хотя бы такое, – закричала Татьяна, – что строишь из себя!..

– Хватит! – разозлилась Надежда. – Я никого из себя не строю! И не пойму, почему меня похитили! Может быть, вы мне это объясните?

– Ничего объяснять я не собираюсь! – грозно проговорила Татьяна. – Но хочу предупредить – не строй глазки Игорю! Это для тебя кончится очень плохо! – Не дожидаясь ответа, повернулась к двери, открывшейся словно по велению волшебной палочки.

– Постойте! – Серова бросилась к двери. Но дверь с коротким железным щелчком захлопнулась. – Немедленно откройте! – Надежда застучала по двери кулаками. – И пусть кто-нибудь объяснит мне, что происходит!

* * *

– А действительно, – выключив кинокамеру, задумчиво пробормотал коренастый узкоглазый мужчина, – зачем Эмир привез ее сюда? Почему отправил Муллу в Москву? А Танька чувствует в этой бабенке соперницу. Это неплохо. Надо как-то это подогреть. Впрочем, Эмир, кажется, уже заинтересовался своей пленницей. Было бы отлично, если бы она пошла ему навстречу. Надо подождать возвращения Муллы и узнать, зачем Игорь посылал его в Москву. – Поднявшись, он шагнул к двери.

– Мамелюк! – громко позвал он. На пороге вырос загорелый длинноволосый верзила. За широким поясом торчала рукоятка маузера.

– Звал? – хрипло спросил он.

– О визите Таньки к пленнице Эмир знать не должен! – строго предупредил его коренастый.

– Мутишь ты воду, Шаман. – Мамелюк ощерился. – Смотри, доиграешься, Эмир узнает, три шкуры спустит. Так…

– Ты дурень, – усмехнулся Шаман. – Неужели думаешь, что Игорь вечно будет руководить нами? Слышал о волнениях в Ялте? Скоро Крым снова будет наш! Неужели тебе не обидно, что крымские татары почти исчезли как народ. Мы забыли свои традиции, свои порядки и обычаи. Во всех нас намешано столько крови, что…

– Да ты никак стал националистом? – усмехнулся Мамелюк. – Лично мне плевать, кто стоит у руля и кому принадлежит Крым – России или Украине. Я вполне доволен тем, как живу. Я имею все, что нужно. Здоровьем Аллах не обидел. Бабки есть. Девки липнут, как мухи на мед. Так что…

– Мухи липнут не только на мед, – спокойно напомнил Шаман.

– Да ты думаешь, что базаришь? – угрожающе процедил Мамелюк.

– Я сказал, чтобы Эмир не знал о том, что Танька была у русской бабы. Теперь иди.

С яростью в глазах верзила, шагнув за порог, с треском захлопнул дверь.

– Зачем же и кто похитил с помощью Эмира эту бабу? – прошептал Шаман.

– Абдулла, – в комнату заглянула Фатима, – кто разрешил Таньке зайти к русской?

– А кто ей может это запретить? – ухмыльнулся он. – И надеюсь, ты не станешь докладывать об этом Эмиру, потому что, когда милые бранятся, они только тешатся. А после ссоры обычно ложатся в постель. Тебе ведь неприятно видеть Игоря в объятиях Таньки?

Вспыхнув, Фатима закрыла дверь.

– Дура, – прошипел Шаман. – Влюблена, как кошка. Впрочем, это, с одной стороны, и неплохо. Танька видит это. А она очень ревнива, и потому вполне возможен крупный скандал. И тогда Эмир потеряет почти все. А уж об остальном позабочусь я.

– Да и черт с ними, – равнодушно отмахнулся Эмир. – Пусть делают все, что хотят. Меня это не касается. И уж если они сумеют захватить власть, договориться с ними я смогу. Я всегда держу нос по ветру. И как только почувствую, что они могут победить, окажу существенную помощь. Но мне не верится, что Крым сможет стать самостоятельным государством. – Он пожал мускулистыми плечами. – В конце концов, Украина этого не допустит. Если уж Россия с ней никак по флоту не разберется, то татарам тем более самостийности не видать. – Он захохотал.

– Как сказать, – возразил лысый человек в коричневой рубашке и черном галстуке. – Для Киева Крым может стать тем, чем Чечня – для Москвы. Вполне возможно, здесь объявится свой Дудаев. Ведь…

– Ну ее к дьяволу, эту политику! Я только раз ею интересовался, когда СССР распадался. Не дай Бог, думал, не развалится. А сейчас лафа. Пусть ближнее, но все же зарубежье. – Приподняв рюмку, подмигнул лысому. – За наше с тобой процветание. В конце концов, ты, Эдуард, зря голову ломаешь. Если чего, двинем в Россию. А уж там местечко под солнцем найдем.

– Ты не зря связался с Тайкой? – выпив коньяк, спросил лысый. – Ведь похищение, тем более детей, – штука очень серьезная – что на Украине, что в России.

– Делов-то, – пренебрежительно отмахнулся Игорь. – Кто об этом узнает? Тайка уверяла, что заявы не будет, а бабки хорошие заплатила. Тем более выкупа ждать не надо, – засмеялся он. – Просто в определенные дни снимать на видеокамеру с сегодняшней газетой. А дней через пятнадцать – двадцать хлопнуть бабенку эту с ее чадами, и все.

– Так-то оно так, – с сомнением проговорил Эдуард, – но ты не думал о том, что Тайка этими видеокассетами тебя загарпунить может? Ведь отдай она их в ментовскую, и все. К тому же ты ей как их передаешь? Высылаешь?

– Через одну очаровательную стюардессу, – подмигнул ему Игорь.

– А ты не пытался узнать, зачем Тайке нужна эта женщина? – спросил Эдуард.

– Спрашивать ее об этом, сам знаешь, бесполезно. Но я послал пару своих в столицу. Может, они смогут узнать что-то.

– Но для этого нужно по крайней мере знать кого-то в Москве, – с сомнением заметил Эдуард. – А окружение Таисы о своей королеве ничего не знает, тем более о ее делах. Так что вряд ли ты сможешь что-то разузнать.

– Попытка не пытка, – безразлично отозвался Игорь. Впрочем, мне этого особо и не надо. Просто, понимаешь, – он усмехнулся, – я на эту бабенку, можно сказать, глаз положил. Она очень хороша. Голос, глаза. В общем, в ней все, что должно быть в настоящей женщине.

– То есть в бабе, которая тебе нужна, – сказал Эдуард. – А попробуешь ее в постели, и все, интерес твой пропал.

– Нет. – Эмир покачал головой. – Сейчас это не так. Она мне действительно нравится.

– А как к этому Татьяна отнесется, если узнает?

– Да, наверное, уже знает, – ухмыльнулся Эмир. – У нее, знаешь, сколько ушей.

– Я что-то не пойму, – удивился Эдуард, – ты знаешь об этом и…

– Все, о чем ей докладывают, – засмеялся Эмир, – знаю и я. А иначе было бы гораздо хуже. Все-таки я многим обязан Якину, ее отцу. И если бы она сейчас начала мутить воду, я загнулся бы. А так, – он пожал плечами, – прежде чем она что-то докладывает своему папуле, я работаю на опережение и истолковываю все по-своему.

– Но если она скажет о похищенной женщине и детях, – задумчиво проговорил Эдуард. – Якину это, по-моему, придется не по душе. Все-таки…

– Серова с детьми живет в комнатах для гостей, – перебил его Эмир, – и на пленницу никак не похожа. Ее сыновья, кстати, симпатичные пацаны, вдоволь купаются, смотрят видики, едят всласть. В общем, довольны жизнью. Правда, Мамелюк говорит, что они часто вспоминают об отце. Вот я и послал Муллу узнать, чем занимается их папаша. Странно, что он не беспокоится о своем семействе.

– Действительно странно, – согласился Эдуард. Посмотрев на часы, встал. – Мне пора. – Уже от дверей сказал: – Если будет нужна поддержка, обращайся. Я располагаю некоей силой. И поэтому смогу помочь. Но только в пределах Крыма.

Эмир подошел к окну и увидел, как Эдуард идет к машине в окружении четверых рослых парней.

– А что, – вполголоса сказал он себе, – он действительно может помочь. Хотя помощь мне вряд ли понадобится. Но можно сделать вид, что я нуждаюсь в ней. Таких, как Эдик, лучше иметь в покровителях, чем в неприятелях.

– Хорошо, – сказал Юристу широкоплечий капитан милиции. – Я постараюсь что-нибудь выяснить. Хотя скажу откровенно, – он вздохнул, – я сейчас всего лишь участковый и посему, сам понимаешь, не так уж много и могу.

Вы читаете Снова наемник
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

1

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×