километров. Все посмотрели по указанному направлению. Унтер-офицер не ошибался. Там был холмик, покрытый лесом, так называемый телль, над которым возвышались три или четыре дерева, столь редкие в этой местности.

Если бы капитану Ардигану и его спутникам удалось добраться до этого холмика, то, быть может, они провели бы ночь в более благоприятных условиях.

— Необходимо во что бы то ни стало добраться туда, — объявил офицер.

— Тем более что мы не очень уклоняемся от нашего пути, — добавил Шаллер.

— И, наконец, — сказал унтер-офицер, — не окажется ли с той стороны дно шотта милостивее для наших ног.

— Вперед, друзья, одно последнее усилие — скомандовал капитан Ардиган.

Все последовали за ним. Если в будущем, по ту сторону телля, окажется, как мечтал о том Писташ, более устойчивая, вследствие общего подъема местности почва, то по крайней мере в настоящем, в течение этого последнего часового перехода, оказалось совсем противоположное.

— Ей Богу, я никогда не доберусь туда! — повторял Франсуа.

— Доберетесь, если обопретесь на меня! — отвечал любезный унтер-офицер.

Солнце уже заходило, а пройдено было всего только два километра. Луна в своей первой четверти должна была скрыться за горизонтом почти вслед за солнцем. Короткие вообще под этими широтами сумерки должны были смениться совершенной темнотой. Необходимо было воспользоваться последними дневными часами, чтобы добраться до телля.

Капитан Ардиган, Шаллер, унтер-офицер, Франсуа и оба спахиса следовали друг за другом размеренным шагом.

Почва делалась постепенно все хуже и хуже. Верхняя корка прогибалась под ногами, то же самое происходило и со следующим песчаным слоем, пропускавшим воду. Шли, проваливаясь по колено в жидкую массу, из которой трудно было вытаскивать ноги. Случилось даже, что Франсуа, отошедший в сторону от тропинки, завяз до половины туловища и провалился бы совсем в одну из ям, которые известны под названием морских окошек.

— Помогите… Помогите! — закричал он, выкарабкиваясь, насколько было у него сил.

— Крепче держитесь!.. Крепче держитесь! — закричал ему в ответ унтер-офицер.

Унтер-офицер попытался спасти его. Куп-а-Кер предупредил Писташа и в несколько прыжков добрался до несчастного Франсуа, руки и голова которого только и видны были на поверхности. Франсуа крепко ухватился за шею сильного животного и высвободился из трясины, весь промокший, обмазанный липкой грязью.

И хотя его положение не вызывало веселого расположения духа, Писташ не мог удержаться, чтобы не сказать ему:

— Нечего было бояться, господин Франсуа. Не опереди меня Куп-а-Кер, мне ничего не стоило бы вытащить вас оттуда, ухватившись за вашу бороду.

Невозможно описать, как продолжалось шествие, или, правильнее выражаясь, проползание по поверхности этой трясины! Беглецы не в состоянии были сделать ни одного шага вперед без опасения провалиться.

Но вот, наконец, послышался лай их четвероногого проводника. Казалось, пес должен был находиться в ста шагах с левой стороны, на каком-то возвышении.

— Холмик там! — сказал унтер-офицер.

— Верно, — отвечал Шаллер, — а мы отклонились от него.

Псу удалось отыскать холмик и вскарабкаться на его вершину. Лаем он приглашал всех последовать его примеру.

Местность постепенно поднималась и почва делалась устойчивей. На поверхности холма росли несколько кустов дрисса, за которые можно было ухватиться. Писташ помог взобраться Франсуа.

Было уже около восьми часов вечера. Все расположились у подножия деревьев и попытались заснуть. Только Шаллер и капитан Ардиган делились друг с другом овладевшими их тревогами.

— На каком расстоянии, по вашим расчетам, находимся мы теперь от Голеа? — спросил капитан Ардиган у инженера.

— Скорее всего, от десяти до пятнадцати километров, — отвечал Шаллер.

— Мы прошли, следовательно, половину пути?

— Да, я думаю так!

Медленно текли для них часы этой ночи. Они завидовали крепко спавшим товарищам, но сами уснуть не могли.

Несмотря на скопление электричества в воздухе, грозы не было. Ветер успокоился, но вокруг них постоянно слышался какой-то гул, нарушавший тишину.

Около полуночи этот неясный гул значительно усилился.

— Что происходит? — спросил капитан Ардиган, приподнимаясь с места.

— Не понимаю, — отвечал инженер. — Не гроза ли это вдали? Нет, скорее, можно предполагать, что этот гул доносится из-под земли.

Это могло походить на правду. Еще Рудер заметил, что почва Джерида подвержена довольно значительным колебаниям.

Подземный гул, постепенно усиливающийся, разбудил остальных беглецов. Куп-а-Кер тоже проявлял признаки беспокойства. Несколько раз спускался он к подножию холма, а когда он в последний раз поднялся наверх, было замечено, что он весь мокрый, как будто только что выскочил из воды.

— Да, вода, вода! — повторял унтер-офицер. — И как будто морская вода!

Итак, вокруг холмика оказалась вода, достаточно глубокая для того, чтобы пес смог окунуться в нее. Не произошел ли только что в этом месте провал, вызвавший выход воды из нижних слоев почвы, и не превратился ли телль в островок?

С каким нетерпением и страхом ожидали беглецы наступления утра!

О возобновлении прерванного сна нечего было и думать, тем более что подземный гул постепенно усиливался. Можно было вообразить даже себе какую-то подземную борьбу в глубине шотта, в котором совершался некий переворот. Толчки подчас были настолько сильны, что деревья нагибались, как от урагана, и можно было опасаться, что они будут вырваны с корнями.

Скатившись вниз к подножию телля, унтер-офицер лично убедился в том, что нижние слои последнего находились уже в воде, глубина которой была от двух до трех футов.

Откуда могла появиться эта вода? Вероятно, подземные силы вытолкнули воду через пласты мергеля на поверхность земли, и по причине тех же необычайных физических явлений земная поверхность в этой местности значительно понизилась по отношению к уровню Средиземного моря.

Все эти вопросы проносились в голове Шаллера. Можно ли было надеяться, что с восходом солнца найдутся данные для разрешения их?

Вплоть до утренней зари слышался доносившийся издалека гул, как казалось, по направлению с востока. Через определенные промежутки времени слышались также настолько чувствительные подземные удары, что весь телль содрогался. Около холма шумела вода, наподобие морского прилива, разбивавшегося о береговые утесы.

Капитан Ардиган выразил следующее предположение:

— Неужели весь Мельрир покрылся грунтовой водой, выступившей на его поверхности?

— Это невероятно, — отвечал Шаллер. — По моему мнению, есть гораздо более правдоподобное объяснение…

— Какое же?

— Произошло наводнение: вода из залива Габес разлилась по всей этой части Джерида.

— Нам остается, следовательно, один только способ спастись — пуститься вплавь! — сказал унтер- офицер.

Рассвет приближался. Утренняя заря, показавшаяся на востоке, была бледна, и казалось, что над

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×