Я?., да. Я одна.

— В таком случае выслушайте меня. Если вы хотите выйти завтра в море, то почему бы нам не объединиться? Это будет намного дешевле — по тридцать два доллара пятьдесят центов на брата!

Казалось, она обдумывает мое предложение.

— Разрешите пригласить вас в бар, — сказал я. — Там все и обговорим.

Она улыбнулась:

— Что ж, пойдемте.

Я подал ей руку и собрал вещи — ее полотенце и свой халат. Девушка была чуть выше среднего роста, очень стройная и тонкая. Даже слишком тонкая, подумал я, чтобы привлекать особое внимание среди всей этой обильной, позолоченной солнцем плоти, устилающей пляжи Флориды. Но уж если взгляд твой выделит ее из толпы, то ты испытаешь мгновенный легкий шок от какого-то сверхизящества, восхитительной женственности, грациозности, точности движений.

На вид ей было около тридцати.

Бар находился на затененной веранде, примыкающей к столовой. В этот момент в нем было пусто, если не считать бармена в белой куртке и двух мужчин, споривших о бейсболистах команды «Детройт Лайонс».

Мы сели за столик у стены, обращенной в сторону пляжа. Бармен тотчас же подошел. Она заказала шотландского виски, я — мартини.

Большой вентилятор в углу гнал на нас струю влажного теплого воздуха.

— Меня зовут Джордж Гамильтон, — сказал я.

Она положила книжку на соседний столик.

— Форсайт. Мэриан Форсайт. Будем знакомы, мистер Гамильтон.

— Вы здесь давно?

— Ровно два дня.

— Знаете, все время думаю, где я мог видеть вас раньше? — И я снова заметил вежливую усмешку в ее глазах.

— Правда? А я думала, что мы уже прошли эту стадию.

— Нет, — возразил я. — Мы находимся как раз на этом уровне. На уровне узнавания, уточнений и так далее… Мне все-таки кажется, где-то я вас видел. Вы где остановились?

— В мотеле «Ибискус», как раз на этой улице.

— Значит, мы соседи. Я — тоже там.

— Так может, там меня и видели? В вестибюле, например?

— Возможно, — сказал я. — Только тогда не понимаю, откуда это смутное чувство? Понимаете, на вас нельзя не обратить внимания. Я имею в виду классическую линию вашей прически. Она просто.., поет.

Мэриан оперлась локтями на стол, положила подбородок на переплетенные пальцы и улыбнулась.

— Метафора не из удачных, по-моему. А какие у вас еще комплексы, мистер Гамильтон? Кроме робости?

Я усмехнулся:

— Простите. Но, серьезно, если какой-нибудь Чарльз или Антуан попробует растрепать эту прическу — я его пристрелю.

— Не слишком ли сурово? Но если вы настаиваете… — Немного помолчав, она добавила:

— Кстати, я не ирландка, а шотландка. Моя девичья фамилия — Форбс.

Я достал сигареты из кармана халата. А когда вновь взглянул на Мэриан, ее лицо по-прежнему излучало то же прохладное дружелюбие.

— О, не знал, что вы замужем, — сказал я. Обручального кольца у нее на пальце не было.

— Я разведена, — просто пояснила она. — Вы откуда, мистер Гамильтон?

— Из Техаса.

Бармен принес напитки.

Она пригубила виски и задумчиво посмотрела на меня.

— Никогда бы не подумала. Вы говорите совсем не как техасец.

— Не могу судить профессионально, — отозвался я. — К тому же все это — чепуха! Совсем не все техасцы говорят «здрасьте» и «пжалста».

— Да, знаю. Я сама из Луизианы, но никто не определит этого по акценту. Помогает хороший слух.

— А у меня, в сущности, акцента никогда и не было. Но если уж вам вздумалось поиграть в профессора Хиггинс [3], то вслушайтесь повнимательнее, и вы кое-что заметите. Иногда я нет-нет да оговорюсь. «Добрый день», например. Или «рукопожатие». Слышите преувеличенное ударение на первом слоге? Это типично по-техасски.

Мэриан кивнула:

— Скорее, по-южному. А у вас, должно быть, хороший слух.

Я пожал плечами:

— Немного учился по части речи. Одно время даже собирался стать актером.

Она с интересом посмотрела на меня:

— Но вы не имеете отношения к театру?

— Нет. Моя область — реклама. Однако вернемся к рыбной ловле. Хотите попробовать?

— О да! И даже очень! Только не уверена, смогу ли завтра. Можно дам вам ответ сегодня вечером?

— Разумеется, — сказал я. — Почему бы нам не пообедать вместе?

Она улыбнулась:

— Боюсь, не смогу. Именно сегодня. А что, если я позвоню вам в десять или одиннадцать?

Вы уже будете у себя?

Я ответил утвердительно. Мэриан задала еще несколько вопросов о ловле рыбы, отказалась от второй порции виски и покинула меня, сказав, что ей нужно вернуться в мотель.

Я немного поплавал, продолжая думать о ней.

И никак не мог вспомнить, где же все-таки ее встречал — а что встречал, в этом я совершенно не сомневался теперь, когда хорошо ее разглядел. И действительно ли она интересуется рыбной ловлей? Или просто молодая женщина вырвалась из дому и ищет развлечений?

Если второе, подумал я, то она слишком пассивна. Интересно, есть ли у нее деньги? Купальный костюм может вам открыть массу статистических данных, но черта лысого скажет о финансовом положении владелицы.

Около одиннадцати я лежал в постели, читая увлекательный роман. Внезапно зазвонил телефон.

— Ну, я могу… — с живостью произнесла она в трубку.

— Грандиозно! Остается только надеяться, что вы поймаете парусника.

— Как вы думаете, мы сможем достать лодку или их уже разобрали?

— Не разобрали, — уверенно ответил я. — Сейчас ведь не разгар сезона. Я говорил с Хоултом — завтра он свободен. Сейчас позвоню ему и договорюсь окончательно.

— Мне неудобно надоедать вам вопросами, — виновато сказала она. — Но тут уж ничего не поделаешь. У меня нет никакого опыта в рыбной ловле. В котором часу мы выйдем и сколько времени пробудем в море? Кроме того, я не знаю, как одеться.

— Вы в каком номере? — спросил я. — Я мог бы зайти и…

Отпор был вежливый, но решительный. Она уже собирается ложиться спать. Пришлось ограничиться телефонной консультацией.

— Надо надеть шляпу или рыбачью шапочку, — начал я. — Что-нибудь с длинными рукавами, взять темные очки, лосьон от загара. Солнце там убийственное. Мы отчалим в восемь, а вернемся в половине пятого или в пять. Снаряжение нам дают, надо только захватить что-нибудь перекусить. На бульваре Рузвельта есть ресторан, который к тому времени уже будет открыт. Машины у меня нет, но я вызову такси…

— У меня есть машина, — перебила меня Мэриан. — Встретимся на стоянке, что позади мотеля, в семь тридцать. Годится?

— Отлично! — откликнулся я.

— И еще одно. Не могли бы вы объяснить, для чего нужны аутригеры?

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×