Старый вор сидел с гордо поднятой головой, прижав ее к подголовнику, и остекленевшим взглядом смотрел вдаль, на убегавшую ленту шоссе. Даже в такой момент он сумел сохранить улыбку, словно насмехаясь над смертью…

Спустя пару недель, после того как Федор вышел на работу, в структуре МВД произошла «чистка»: многих генералов без видимых причин и без почета отправили на пенсию. И в структуре московской милиции произошли большие изменения. Самого начальника милиции уволили из органов. И поменяли целый ряд начальников управлений.

Неделю назад начальник их управления генерал Семенюк Иван Иванович подписал приказ о присвоении Туманову майорского звания, а сегодня Федор встретил его уже в гражданке. Семенюк получал в кассе деньги под расчет. По управлению шел, стараясь не заглядывать в лица теперь уже бывших сотрудников и не отвечал на приветствия подхалимов. Не нуждался больше в них генерал.

В так называемой желтой прессе о таких кадровых изменениях не промелькнуло ни строчки.

Эпилог

Прямо из больницы Федор привез Дашу к себе домой.

– Теперь ты будешь жить у меня, – сказал он, не оставляя ей шансов для возражений. Хотя возражать Даша и не собиралась. А этот его жест расценила как предложение выйти замуж. И не отказалась.

Он отпер ключом дверь и как невесту поднял Дашу на руки и внес в комнату.

На столе в вазе стоял огромный букет роз, специально купленный по поводу выписки Даши из больницы. Любимые ее цветы.

– Федор, ты сумасшедший, – проговорила Даша ласково, обнимая его и подставляя губки для поцелуя. Соскучилась по его поцелуям.

– Теперь я тебя никуда не отпущу. Никуда, – сказал Федор.

– А я и сама никуда от тебя не уйду, – пообещала Даша.

Он упоительно целовал ее в губы, шею. Потом посмотрел на кулон – золотое сердце. Оно оказалось с дырочкой, оставленной пулей бармена.

– Твой подарок спас мне жизнь, – похвалила его Даша. Хотя вспоминать все, что произошло с ней, не хотелось. Слишком жутко.

– Постарайся забыть об этом, – попросил Федор и сказал, оживившись: – А вообще, у меня есть одно предложение. Раз он тебе спас жизнь, пусть поможет и другому человеку…

…Бомжиха Тамара постучала в дверь шесть раз, и ей открыл сам Дмитрич. Старик загадочно улыбался, совсем без скрытого ехидства, как иногда случалось в их обществе. Это скорее была улыбка деликатная.

Бомжиха глянула на него.

– Ты чего мне лыбу строишь, Дмитрич? Опять конец свербит? – нахамила Тамарка старику. Уж слишком подозрительная у того улыбка.

– Типун тебе на язык, грубиянка, – не остался в долгу старик и потянул ее за рукав в комнату. – Заходи уж. Хватит топтаться у двери.

Тамарка даже растерялась, как вошла.

На столе в трехлитровой банке стоял огромный букет роз. А рядом – бутылка шампанского и здоровенный торт в красивой коробке.

– Это чего тут у вас за торжество? Откуда все это? – Тамарка вытаращила глаза. Даже на стол постелили скатерть.

Все обитатели их бомжацкого жилища собрались вокруг стола и как завороженные смотрели на цветы, вино и торт. И на Тамарку.

– Шляешься где-то, – укорил Дмитрич, – а к тебе гости приходили…

Тамарка опустилась на услужливо подставленную кем-то табуретку.

– Ко мне? Гости? Ладно трепать-то? – не поверила она, но взгляд от цветов не отводила. Даже в глазах появился блеск.

Старик улыбнулся.

– И вот еще тебе. – Он вынул из кармана золотую цепочку с пробитым пулей кулоном. – Сказали тебе, на счастье.

– Мне? На счастье? – Тамарка протянула чуть подрагивающую руку. Взяла кулон и вдруг заплакала, закрывая от стыда ладонями лицо.

– Что ты, дурочка? Тебе радоваться надо. Люди к тебе с уважением. Добра желают. А ты плачешь!..

Тамарка вытерла грязным платком слезы.

– Эх, Дмитрич. С тех пор как ушла от мужа и стала бомжевать, я и человеком считать себя перестала. А сейчас вот поверила, что могу жить по-другому. Как все. – Она улыбнулась, показав всем на ладошке золотое сердечко.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×