всего повернуться и уйти…

— Не ожидал, что вы воспримете мои слова так буквально, — заметил Макс, вернувшись в кухню и застав гостью на том же месте. — Вы могли бы налить себе кофе.

По правде говоря, Эбби так увлеклась размышлениями о Хардинге, что даже не заметила, что кофе уже готов. А взглянув на человека перед собой, и вовсе потеряла способность мыслить.

Кажется, Макс говорил, что идет одеться. И действительно, сейчас он возвышался над Эбби в чистой, но очень мятой белой футболке и в потертых джинсах. Волосы Хардинг и вовсе не расчесывал. Они выглядели так, будто он просто провел по ним пятерней. Да и на ногах у него ничего не было.

Он выглядел чертовски сексуально!

Проклятие!

— Извините, — пролепетала Эбби, с трудом оторвав взгляд от его великолепной фигуры. — Что-то я размечталась.

— У меня нет молока, — сообщил Макс, разведя руками, когда поставил перед ней чашку кофе. — Я только вчера вернулся и еще не имел возможности сделать необходимые покупки.

— Ничего страшного, черный вполне подойдет, — заверила его девушка, хотя обычно пила кофе со сливками и сахаром. Оглядывая эту огромную, сверкающую девственной белизной кухню, она каким-то внутренним чутьем догадалась, что Макс вообще редко ходит по магазинам.

— Итак, — начал он, расположившись прямо напротив Эбби, — вы не ответили на мой вопрос.

Девушка могла бы попытаться сыграть «под дурочку» и спросить, что он имеет в виду, но Макс, кажется, уже и без того считает ее недалекой, а убеждать его в этом еще больше она не собиралась.

— Я получила ваш адрес от подруги друга, — неопределенно пожала плечами Эбби, мысленно прося Бога о том, чтобы он дал ей побольше уверенности в себе…

— Что за подруга друга?

— Я вас правильно поняла? — удивилась девушка, в растерянности взглянув на него. — Вы что, всерьез думаете, что я стану отвечать на этот вопрос?

— Едва ли я стал бы шутить, ведь дело касается вмешательства в мою личную жизнь. И вторжения в мой дом.

— Вы заигрываетесь, вам так не кажется? — Эбби вскинула красивые черные брови. — В конце концов, я только позвонила в дверь. Вы сами затащили меня сюда.

— И также легко могу выставить вас отсюда! — прорычал Макс. — Я «затащил» вас лишь потому, что мне интересно, как вы добыли мой адрес.

— Вы прекрасно знаете, что я не могу разглашать мой источник, — парировала девушка.

Она сказала это резко. С вызовом. Так, как сказал бы истинный репортер, каким, по мнению Макса Хардинга, ей никогда не стать.

Макс откинулся на спинку стула, по его виду — как, впрочем, всегда — невозможно было понять, о чем он думает.

— Скажите мне, Эбби, — произнес он вкрадчиво, — что заставило вас думать, будто вы добьетесь успеха там, где другие провалились?

Эбби захлопала глазами, не совсем понимая, о чем ее спрашивает этот мужчина. Неужели он предполагает, что я пытаюсь соблазнить его? — пронеслось у нее в голове.

— Я не об этом, Эбби, — вздохнул Макс, словно прочитав ее мысли. — Другие ведь тысячу раз просили меня стать участником их программ или дать интервью для газеты. За последние два года я получил множество подобных предложений. Но даже если вы не вполне поняли вопрос, разве я уже не сказал вам, что вы не в моем вкусе?

А кто в твоем? — хотелось спросить Эбби, но она промолчала. Насколько она выяснила в ходе своего журналистского расследования, у Макса Хардинга не было определенного типа. Однажды он уже был женат. Но через три года развелся и с тех пор менял женщин как перчатки. В его любовном списке находилось место и черствым бизнес-леди, и избалованным разведенным красоткам. Единственное, что было общего у всех этих женщин, — независимость. И, возможно, отвращение к браку…

— Ну, наконец-то хоть что-то приятное, — провозгласила Эбби, воздев руки. — Потому что вы тоже совсем не в моем вкусе.

— Конечно, — насмешливым тоном произнес Макс. — Вам наверняка больше по душе какой-нибудь милый, надежный мужчина, выполняющий все ваши капризы.

Да уж, что бы ни говорил этот Макс Хардинг, все из его уст звучало как-то оскорбительно.

Но тут он ошибся. Эбби была почти помолвлена с таким «милым и надежным» мужчиной, но уже устала от отсутствия у Эндрю воображения. Да и Монти тот не нравился…

— Правда? Как интересно!

— Говоришь прямо как моя мать, когда ей наскучит слушать рассказы отца о делах, — усмехнулся Макс, не заметив, как перешел на «ты».

Отец Макса, Джеймс Хардинг, насколько Эбби знала, владел «Хардинг индастриз». Его красавица жена Эмми была наследницей знаменитых банкиров и матерью Макса. Но сын, кажется, не унаследовал обаяния и тактичности матери.

— Правда? — повторила Эбби.

— Правда, — передразнил Макс, гримасничая. — Я наскучил тебе, Эбби?

Девушка никак не могла расслабиться в компании этого мужчины. Он слишком смущал и волновал ее, чтобы еще и наскучить. Но если он хочет так думать — что ж, отлично.

— Не то чтобы очень, — ответила она, стараясь выглядеть незаинтересованной.

— А если честно?

Эбби притворилась, будто размышляет над его вопросом. В действительности она очень сомневалась, что хотя бы кому-нибудь Макс Хардинг может показаться скучным. Он был отличным психологом и пытливым журналистом.

Однако, несмотря на то что он считал Эбби «одной из тех милашек» на телевидении, она таковой не являлась.

Эбби Фримен с отличием окончила школу, а затем получила степень в университете. Два года девушка работала на политическом поприще по шестнадцать часов вдень. Очень скоро она поняла, что такая жизнь не для нее, и ушла из политики. Так и началась карьера Эбби на телевидении.

Ей не очень нравилось вести утренний прогноз погоды, но ведь надо же было с чего-то начинать. Кроме того, контракт на собственное получасовое шоу стоил того, чтобы год вставать в половине пятого утра.

Даже и сам Макс Хардинг с чего-то начинал свой путь. Конечно, его влиятельный отец мог помочь ему, используя свои связи…

— Простите? — Эбби тряхнула головой, услышав, что Макс о чем-то говорит ей.

— Я спросил, как тебе удалось так быстро превратиться из метеодевочки в ведущую собственного шоу, если ты новичок на телевидении? — он с вызовом смотрел на нее.

Очевидно, Макс решил убедиться, что не наскучит ей больше. Но если он и хотел разозлить ее таким очевидным намеком, у него ничего не выйдет. За последние два месяца Эбби пришлось услышать столько грубостей, как от мужчин, так и от женщин, что у нее уже выработался иммунитет.

— И с кем, вы думаете, я переспала? С продюсером или с режиссером? — наградив его насмешливым взглядом, спросила Эбби.

— Ну, не знаю. — Макс пожал плечами. — Возможно, с обоими.

— Пэт Коннелли, насколько я знаю, уже в возрасте. Она точно не мой тип. А Гарри Холмс просто заносчивый хлыщ, — с чувством сказала Эбби.

Режиссер с более чем пятнадцатилетним стажем, Гарри был одним из самых приятных мужчин, которых Эбби знала, если бы не одно «но» — у него была дурная привычка считать идиотами всех вокруг. Очевидно, Эбби не нравилась Гарри больше остальных. Он постоянно придирался к ней. Возможно, потому, что, как и Макс, находил ее легкомысленной молодой особой. Но так как их неприязнь была взаимной, Эбби не очень беспокоило отношение к ней начальника. Ее задевало только то, что Гарри Холмс считал ее дилетанткой. И вряд ли он даст ей время доказать обратное…

Неожиданно Эбби обнаружила, что Макс замолчал. Тряхнув головой, она с любопытством посмотрела на него.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×