взлет «Сокола» заметят и постараются найти то место, откуда он поднялся в воздух. А беглецам лучше не засвечиваться с их карабинами.

Однако больше задерживаться было нельзя. Небо светлело, и очень скоро все флиттеры, скиммеры и вертолеты, на которые местные власти смогут наложить лапу, вплотную займутся их поисками. Чубакка, почувствовав настроение Хэна, как обычно, коротко проворчал.

Хэн кивнул:

— Точно. Давай взлетать.

На этом обсуждение закончилось. Они забрались в корабль, пристегнулись и занялись подготовкой к полету, разогревая двигатели. Хэн заявил:

— Готов спорить, что лихтер держится невысоко. Он надеется, что так будет больше толку от его датчиков. Попробуем резко уйти вверх. Так мы оторвемся от него и нырнем в гиперпространство.

Чубакка рыкнул и пролаял что-то короткое. Хэн ткнул его кулаком в ребра.

— Ты фильтруй, что говоришь! Нам не на кого полагаться, кроме как на самих себя.

Только услышав собственные Слова, Хэн понял, что именно сказал, и прикусил язык. «Тысячелетний сокол» завис лишь на мгновенье, пока убирал шасси, а потом Хэн мягко повел его вверх сквозь открывшийся в джунглях просвет.

— Прости, — извинился Хэн перед кораблем, понимая, что тот мог обидеться на его слова.

Он так резко развернул «Сокол», что почти поставил его на хвост, и на полную мощность включил двигатели. Корабль рванул в небо, оставляя позади затянутую туманом реку и душные джунгли. Дюроон быстро уходил вниз, и Хэн начал думать, что все их проблемы уже позади.

И тут их подцепил луч захвата.

Луч поймал корабль, потянул его; фрахтовик затрепетал. Высоко над ними капитан Автаркии действовал очень решительно, очень быстро, понимая, что имеет дело с более маневренным противником. Сумев поймать контрабандиста, он круто бросил свой корабль вниз и развил скорость, достаточную для того, чтобы компенсировать любую увертку «Сокола», если бы тот попытался сорваться с крючка. Буксир неумолимо притягивал один корабль к другому.

— Включай переднюю защиту, всю. Сейчас мы немного развернемся, и тогда открывай огонь на полную катушку!

Хэн и Чубакка склонились каждый над своими рычагами, но уже спустя несколько мгновений отчаянной борьбы стало ясно, что все впустую. Корабль зацепили крепко.

— Мощность на передние дефлекторы, — приказал Хэн и начал крутой разворот. — Сейчас мы им покажем, Чуи.

Вуки азартно зарычал. Хэн закончил разворот и устремился прямо к вражескому кораблю. Вся мощь генераторов была брошена на то, чтобы усилить носовую защиту «Сокола». Корабль Автаркии приближался с пугающей скоростью. Расстояние между ними уменьшалось с каждым мгновеньем. Выстрелы с лихтера дважды попали в кабину «Сокола», но не причинили особого вреда.

— Не стреляй, не стреляй пока, — бормотал Хэн себе под нос.

Рычаги управления заходили ходуном под руками, когда двигатели «Сокола» заработали на полную мощность. Дефлекторные щиты сотрясались под залпами дальнобойных орудий и ударами желто-зеленых анниталяционных молний. «Сокол» несся вперед в коконе голубой энергии. Вместо того, чтобы противиться буксировочному лучу, он шел ему навстречу. Вскоре корабль Автаркии можно было различить уже визуально. Еще чуть-чуть, и «Сокол» врезался бы .в него.

В последнее мгновение нервы у капитана корабля Автаркии сдали. Видимо, он поверил, что Хэн идет на таран. Луч захвата погас, и лихтер начал отчаянный маневр расхождения. Инстинктивно, чувствуя чужака так, как если бы они сошлись на кулачки один на один, Хэн бросил «Сокол» в яростный крен. Корабли только что не коснулись друг друга, между их защитными системами осталось не больше одного- двух метров.

Чубакка уже перекинул мощность на кормовые дефлекторы. Кормовые орудия били по кораблю Автаркии почти в упор. Хэн несколько раз попал в лихтер. Вряд ли он причинил ему серьезные повреждения, но на душе полегчало. Вот пустяк, а приятно. Это тебе за мою жаркую ночь, грузовик недоделанный… чтоб ты не скучал, что я тебя тогда покинул… Корабль Автаркии завибрировал. Чубакка радостно взвыл, а Хэн, прервав неупорядоченный поток ругани, приказал помощнику:

— Всыпь ему хорошенько напоследок!

Лихтер стремительно уходил вниз, не в состоянии снизить скорость падения. «Сокол» вырвался из атмосферы Дюроона в пустоту, в родную бескрайнюю пустоту, в которой он привык парить. Далеко внизу кораблю Автаркии удалось наконец начать притормаживать, но никаких шансов продолжить преследование у него не осталось. Сиди внизу, корыто, куда тебе за «Соколом»!

Хэн ввел в навигационный компьютер данные для гиперпространственного прыжка, Чубакка занялся повреждениями и очень скоро объявил, что ничего непоправимого нет, хотя потребуется, конечно, более детальная проверка. Итак — «Сокол» летит сквозь звездные просторы, кореллианин Хэн Соло и вуки Чубакка на свободе, при деньгах и, что самое удивительное, опять сумели остаться в живых. А что, спрашивается, еще нужно?

Корабль, оставляя за собой след голубого огня, с ревом мчался сквозь бесконечность. Хэн включил гипердрайв. Возникло знакомое и любимое ощущение, что звезды разлетаются во всех направлениях, и «Тысячелетний сокол» исчез, как будто его здесь никогда и не было!

Глава 2

Они понимали, что за ними будут следить с того самого момента, как их побитый жизнью корабль коснется земли.

Планета Этти IV, открытая для торговли, была, тем не менее, самым приемлемым вариантом. Хэн знал этот мир, где под ярко-красными небесами сухие ветры носились над желто-оранжевыми, покрытыми мхом равнинами и мелкими солеными морями. Бедная природными ресурсами, планета располагалась в стратегически важном месте звездных путей, и здесь по-дружески относились к людям и гуманоидам.

Заправилы Корпоративного сектора хранили на Этти IV несметные богатства, и, естественно, криминальный элемент эту планету стороной не обходил. Негласно было известно, что не только низшие уровни преступных структур, но и кое-кто из верхушки чуть не постоянно проживает на Этти IV.

Хэн и Чубакка ехали по улице космопорта, направляясь к обменному пункту валюты.

Улица казалась провинциальной — бесконечно длинная, широкая, пронзительный ветер гулял по ней вдоль и поперек, гоняя горячую пыль. По обе стороны тянулись низкие строения из спрессованных материалов. Кое-где выбивались вверх высокие жилые дома богатых, построенные из пермакита и формекса. Жильцов в окнах почти не было видно, прохожих было немного, транспорта — тоже. Впрочем, дальше от космопорта и ближе к центру города прохожих стало больше: гуманоиды и негуманоиды, спешащие по каким-то своим делам и досужие гуляки. Много попавших сюда впервые глаз опытного путешественника определял их сразу. Проходной двор для криминальной и полукриминальной шантрапы, немного разочарованной отсутствием шика, но нюхом чующей возможность наживы. Хэн поглядывал по сторонам, привычно наблюдая обстановку, пока Чубакка вел взятую напрокат машину на воздушной подушке. В кузове машины лежали ящики, похожие на сейфы, и именно из-за них за Хэном с Чуи следили. Такие вещи, как сейфы, частенько возбуждают у многих нездоровое любопытство.

Кто следил, Хэн не мог бы сказать. Наблюдение велось крайне осторожно и внешне ничем не проявлялось. Хэн просто почуял его, тем более, что был к нему готов. Сказывался опыт. Но нападения не опасался: понимал, какое впечатление производят они с Чуи — вооруженный человек, в котором, несмотря на штатскую белую рубаху, за сто шагов распознается военный пусть даже бывший, — и вуки с самострелом, удобно лежащим под рукой. Хэн был игрок и умел блефовать, что сказывалось на его манерах: даже в критической ситуации он держался свободно и уверенно, на ненаблюдательный взгляд почти развязно. Ну а вуки — об их физической силе, интеллекте, проворстве и ярости ходили легенды (не лишенные фактических оснований). Любому ясно, что, сунься к их машине, первый пожалеешь об этом,

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×