привязанностей, или молчаливый Троян. Впрочем, у Трояна — «воина осени» есть и свои слабые места. Он — приверженец традиций, он — консерватор. Причем, ярко выраженный. Любую идеологическую подвижность Троян воспринимает неохотно, а порой даже болезненно. Он не любит ярких красок, резких звуков, глобальных переворотов, эмоциональных всплесков, душевных откровений и сентиментальностей. Он выглядит сдержанным в юности и мрачным в старости.

А теперь давайте посмотрим, как будут вести себя эти три типа воинства в неких бытовых конфликтных ситуациях. Ярило. Он стремится быть в центре общественного внимания. Если его не замечают в компании, Ярило либо создает прецедент конфликта, либо самоустраняется. В чужой среде, в компаниях, духовно ему не близких, Яриле отводится роль «халифа на час». Ярило понимает ненужность своего присутствия как и самой ситуации в целом. Но его несет, ему трудно остановиться. Ярило интеллектуал. Правда, его интеллект не созерцает истину, а дерется за нее или против. Ярило не умеет ценить время. Он всегда берет свое рано или поздно, если, конечно, не теряет пыл. Попав в общество и обратив на себя внимание, Ярило вдруг обнаруживает, что далеко не все воспринимают его с восторгом. Кто-то даже пытается противостоять. Конечно, Ярило не уступит. Бой он ведет через собственное утверждение в сердцах и умах сторонников, которых становится большинство. И вот общество само уже не воспринимает его оппонентов. Причем, даже в том случае, если они объективно правы. Самые яркие представители общества тяготеют к Яриле как к апологету подлинной личности. Ярило своим духом дополняет любую яркую индивидуальность. Оттого на его стороне всегда сила, а не слабость. Он незабываем. Но далеко не все его сторонники готовы видеть Ярилу часто в своих компаниях. Почему? Потому что он носитель конфликтного начала, потому что его слишком примечает серое большинство, тратя часть своего стадного интереса и преклонения не по адресу, еще может быть потому, что Ярило всегда беспощаден и к самому себе, и к людям, предаваясь служению идеалу. Его идеалом является Правь. А вот Правь проявляет себя несколько иначе. Перун. Для Громовника не существует «своего» или «не своего» общества. Он великолепно адаптирован и жизнеспособен. Он безусловный лидер в любой компании. И если Ярило приковывает к себе интерес и внимание, симпатии или сочувствие, то Громовник всегда остается лидером. Он значительно меньше делает, чем Ярило, его просто чувствуют. Как правило, Перун не оставляет выбора посторонним: принимать его или нет? Способы войны у Громовника столь разнообразны, что его враги могут и не распознать момента, когда они фактически уже сложили оружие. Воины этого типа столь коммуникабельны, что находят общий язык даже со своими явными противниками. Громовник может потакать чужому мнению, постепенно настраивая оппонента лояльно. Раскрыв врага, взвесив его значимость и боеспособность, Громовник выбирает наилучший способ сокрушения. Лобовое столкновение, столь свойственное Яриле, далеко не всегда привлеклает Перуна. В ситуации с выявленным противником Громовник может попросту стравить его с кем-то даже из числа единомышленников. Причем, сделает это столь деликатно и легко, что никто и не разглядит тайного умысла и его собственного интереса. Вообще, находя в компании мощного и влиятельного оппонента и испытывая невозможность открытого боя (например, ввиду отсутствия аргументации в свою пользу), Громовник вполне может пойти на то, чтобы «вскрыть» еще ряд конфликтов между кем-то и тем самым притушить остроту своего собственного противостояния с личным противником. Вполне типичным для князя воинов является свободное присвоение себе чужой идеи, если она доминирует в дискуссии и имеет много сторонников. Он делает это ненавязчиво, как само собой разумеющееся, и скоро все вокруг уже забывают, от кого изначально исходила тема и кто более всего трудился над его убедительностью.

На первый взгляд, кажется, что Громовник вообще не имеет врагов, считая лучшей победой над противником — способность себе его не создавать. Однако это не совсем так, хотя бы уже потому, что кто- то может противостоять Перуну на его же собственном уровне.

Появление в обществе Трояна проходит незаметно. Троян не возвещает о своей готовности драться агрессивными выпадами Ярилы. В битве с Ярилой (чего в Природе никогда не бывает) Трояну отведена незавидная роль всеобщего изгоя. Трояна не любят потому, что все очарованы его оппонентом. И потому, если Ярило дерется, создавая при этом себе союзников, то Троян, создавая противников. Однако он непреклонен. На него не влияют аргументы, что выявляет Трояна как тупого упрямца. Впрочем, это не совсем так. Давайте разберемся. Если Ярило — это упреждение удара, Перун — отражение, то Троян — выведение удара на себя. Он завлекает врага в такие тиски, из которых мало кто может выбраться. Жертвуя собой, Троян низвергает противника. Впрочем, Ярило вряд ли ему по зубам. Троян никогда не заботится о цене своей победы. Он побеждает тихо и невозмутимо, но именно это часто создает впечатление абсолютного его превосходства над врагом. Воины Трояна часто отдают свою победу другому. В компании, например, им ничего не стоит низвести какой-нибудь псевдоавторитет, выставить его на посмешище и при этом самоустраниться от лавров триумфатора, отдавая победу всему обществу разом. По природе Троян-пессимист. Его трудно переубедить в споре еще и потому, что он просто недоверчив. Чего нельзя сказать об антиподе Трояна Яриле, чью наивность иногда можно сравнить с детской. Среди великих полководцев примером Троянова типа может служить Наполеон, Перунова — Юлий Цезарь, а Ярилинова — Суворов.

Все три упомянутые мною структуры составляют единое целое воинское начало, имеющее отражение в характере любого воина всей своей целостной полнотой. Тип — это всего лишь склонность к той или иной части Триглава. Весьма часто чей-то характер обнаруживает совершенно противоречивое соседство. Это может говорить о развитии, становлении воинской личности, о недостигнутом ей еще совершенстве. Типизация образа есть способ самореализации воина. Природа как бы дает ему выбор, хотя по-своему и влияет на него. Влияние это прослеживается в биоритмах, создающих самую первую «настройку» организма новорожденного младенца. Рожденные весной выстраиваются по Яриле, летом — по Перуну, а осенью — по Трояну. Зима воинов не рождает. Зимой чаще рождаются жрецы, Хотя и это тоже никак нельзя считать абсолютным правилом.

Вполне естественно, что тот или иной тип воина тяготеет к вполне определенному образу действия, а стало быть, и наиболее оптимальным для себя способам реализации этого действия. Отсюда обнаруживается склонность, например, к тому или иному виду или стилю славяно-горицкой борьбы. Ярило предпочитает налетную, клинчевую Радогору и охотницкий бой; Перун, идеально сочетая в себе всю полноту воинских качеств, не выделяет что-то одно в ущерб другому; Троян же тяготеет к Свиле, Осадной . Радогоре и вообще ведет бой, «держа пяту», как у нас говорят, то есть не тратя энергию на излишние порывы. Вряд ли можно упрекнуть кого-то из воителей в их однобокости. И все-таки не стоит забывать, что часть целого, как любая часть, должна этому целому соответствовать, передавая его идею и замысел.

Типы способов ведения боя также легко можно выявить при рассмотрении конфликтных ситуаций. Драка ведь только одно из воплощений идеи поединка, хотя и наиболее показательное. Ничуть не меньший объем возможностей обнаруживает такой вид противоборства, как диспут или дискуссия. Помимо знания предмета спора, помимо желания эти знания обнаружить, важно еще и уметь о себе заявлять. Принято считать, что победа дается сама собой, достаточно только замолвить слово истины. Это, конечно, не так, и часто в диспутах берет верх ни тот, кто прав, а тот, кто умеет вести спор и склонять на свою сторону общественное мнение. Далеко не все со стороны могут оценить уровень вашей аргументации, особенно, если она глядится тускло и нерешительно. Вполне убежденно могу сказать, что беспомощность мудреца в столкновении с ловким пустословом — есть порок. Разберем способы ведения риторического боя.

Итак, ваш противник обладает «кондовой» аргументацией. Ее очень трудно опровергнуть, поскольку она уже превращена в некую аксиому, абсолютную истину. Вы бросили ему вызов, но вы менее уверены в силе своих аргументов. В этом случае нельзя

принимать оборонительную тактику. Вас просто растопчут. Помните, что вопрос всегда слышится лучше, чем ответ. А ваши ответы к тому же обладают лишь относительной степенью убедительности. Помните, если вы дадите противнику встать в его привычную позицию и возглавить бой, то дела ваши будут плохи. Он не просто вопрошает, он расчетливо ведет вас к краю пропасти уже многократно проторенной дорогой. Итак, вы должны наступать. Могу предложить вам клинчевую Радогору. Точность и скорость удара — ваш девиз. Если он уже начал бой, отвечайте вопросом на вопрос. И главное, не давайте ему ответить. В конце концов ведь вас совершенно не интересует то, что он говорит. Вопросы должны быть четкими, резкими и быстрыми. Не помешает при этом иметь и соответствующий внешний вид. Раздраженно-агрессивный. Это может отбить охоту драться у противника, привыкшего к тому, что он непререкаемый авторитет и его скорее слушают, чем с ним спорят. Если внутри одной темы оперативный простор ваших познаний ограничен, переходите на другую. Естественно, смежную, иначе вас просто могут принять за говорливого

Вы читаете Искусство атаки
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×