Закипело настоящее сражение. Туризинд отбивался, прижавшись к стене, сразу от троих. Затем один упал, зажимая рукой рану на животе и испуская громкие стоны, а другой куда-то отбежал.

Широко ухмыльнувшись, Туризинд набросился на оставшегося с удвоенной силой. Тот оказался достойным соперником: раз за разом он отбивал удары меча, а затем сделал обманный выпад и, поднырнув под клинок вора, нанес тому небольшую рану в бок, под мышкой. Еще бы чуть-чуть поточнее, и Туризинд лежал бы сейчас, корчась, рядом с тем, что уже затих, так и не отняв ладони от своего окровавленного живота.

Туризинд быстро, зло улыбнулся.

– Неплохо для вонючки! – сказал он стражнику, рассчитывая тем самым разозлить его.

«Вонючками» аргосских стражников называли в воровской среде за то, что те пользовались для чистки оружия и доспехов особой смесью, обладавшей неприятным запахом. Отчасти прозвище было вызвано и завистью: смесь эта великолепно снимала ржавчину, не портила металл, не оставляла царапин, а в довершение всего – исключительно дорого стоила, но королевское правительство считало возможным выдавать ее стражам бесплатно.

Вместо ответа на оскорбительное замечание Туризинда стражник быстро отскочил в сторону, взмахнул мечом и вновь набросился на врага.

Туризинд едва увернулся от этой бешеной атаки. Меч стражника с силой вонзился в деревянную полку, на которой стояли многочисленные кувшины самой разнообразной формы: они служили в основном для украшения таверны. На самом большом было написано: «Напиток бессмертия».

В действительности, как подозревал Туризинд, кувшин был совершенно пуст, хотя хозяин упорно распускал слухи о том, что поит избранных посетителей капелькой-другой. Чтобы дольше жили и дольше оставляли денежки в таверне, как он пояснял.

Увы! Всему этому великолепию настал конец, когда полка, разрубленная пополам, обвалилась, и вся посуда посыпалась на пол. Разбился и кувшин с надписью, и Туризинд увидел, что он и впрямь был совершенно пуст.

Туризинд засмеялся. Он поднял меч и приставил его к горлу стражника.

– Убирайся из таверны – и оставь меня в покое, иначе я успокою тебя на век, вонючка!- сказал Туризинд, смеясь.

Стражник плюнул ему в лицо.

– Будь ты проклят! – прошипел он.

Туризинд пожал плечами.

– Я ненавижу убивать людей, – заметил он как бы между прочим.

– Сдавайся, и я пощажу тебя,- сказал стражник.

Туризинд оттолкнул его.

– Ты мне нравишься, вонючка. Бери свой меч – продолжим.

Воспользовавшись этим милостивым предложением, стражник схватил свой упавший меч и молча кинулся на насмешливо улыбающегося преступника.

Поединок возобновился. Посетители быстро сообразили, откуда удобнее наблюдать за схваткой. Завседатаи «Напитка бессмертия» – не такие люди, чтобы сразу разбегаться, как только дело доходит до серьезной драки.

Среди них были и мужчины, и женщины – в сопровождении слуг или телохранителей, разумеется; все они – бывалые путешественники, торговцы, странники, искатели сокровищ, взыскующие знаний и чудес, собиратели книг, оценщики драгоценных камней… Они умели постоять за себя и знали, как охранить свою жизнь от ненужной опасности.

Упустить случай и посмотреть, как знаменитый Туризинд отобьется от королевской стражи? Да никогда!

– Ставлю на преступника,- промолвила красивая дама в шелковом плаще с капюшоном. Она вынула из кошелька золотую монету и показала ее остальным. – Пять к одному.

– Присоединяюсь, – подхватил бородач с обветренным лицом.

– Я рискну и поставлю на стражу, – заявил молодой человек в небогатой одежде. Плащ его был потрепан, руки загрубели, однако было очевидно, что он имеет дело с книгами и рукописями: у него были гибкие пальцы и чуть прищуренные глаза, как будто он плохо видел. – Просто для того, чтобы спор был интереснее, – пояснил он, обводя воспаленными глазами окружающих, когда те стали хмуриться и покачивать головами. – Полагаю, что я проиграю, но ведь и ставка моя невелика… А должен же кто-то рисковать и играть против всех, не так ли?

– В этом ты, кажется, готов уподобиться Туризинду, – заметила дама.

Юноша пожал плечами:

– Таков парадокс. Я ставлю против Туризинда, чтобы уподобиться Туризинду.

Никто из них, тем не менее, не делал и попытки вступиться за загнанного преступника. Это противоречило бы всем правилам чести. Да и сам Туризинд никогда бы не позволил другому выручать его в подобном деле. Он должен справиться сам. К тому же, дело и шло к его победе, так что бросаться на выручку Туризинду означало бы попытку украсть у него триумф. А этого Туризинд никогда не простит. И потому зрители спокойно оставались на своих местах.

Между тем Туризинд сделал стремительный выпад, и его противник, охнув, выронил меч. Огромное кровавое пятно быстро расплывалось по рукаву стражника: он был ранен в правое плечо. Упав на колени, стражник сказал:

– Сдаюсь.

Туризинд чуть отступил, насмешливо отсалютовал ему и огляделся по сторонам с победоносным видом.

– Кто-нибудь еще?

– Да! – раздался громкий голос.

Стражник, оставивший место боя, внезапно выскочил из-за толстой деревянной колонны. Держа в руке рогатину, он несся прямо на Туризинда.

– Да! – повторил он и с силой метнул рогатину.

Раздвоенный наконечник ее вонзился в стену, пригвоздив Туризинда так, что он не мог пошевелиться. Оба отточенных лезвия впились в стену справа и слева от шеи вора. Он оказался заключен в стальное кольцо.

Подняв меч, Туризинд приготовился отбиваться. Он надеялся, что сумеет отогнать стражника и, пока тот собирается с силами, выдернуть рогатину и освободиться.

Но стражник оказался хитрее. Один за другим из рукава вылетели короткие метательные кинжалы. Туризинд ощутил острую боль в кисти правой руки, а затем такая же боль пронзила его ногу.

Он выронил меч и уставился на светлую полоску стали, лежавшую на полу у его ног. Он не мог ни наклониться, чтобы поднять оружие, ни даже пошевелить рукой. Кинжал, торчавший в его кисти, был точно чужеродный нарост, который не позволял руке действовать так, как она привыкла.

– Проклятье, – прошептал Туризинд.

Побежденный им стражник поднялся с колен и, как ни в чем не бывало, уселся за стол. Он налил себе вина и выпил, облизнул губы, фыркнул с самым веселым видом.

Тот, что метнул кинжалы, приблизился к Туризинду.

– Ты арестован, Туризинд,- сказал он.- Именем королевского закона я забираю тебя в тюрьму.

Затем стражник повернулся к прочим завсегдатаям таверны.

– Я прошу вас не двигаться с места, – добавил он угрожающим тоном. – Никому из вас не нужны неприятности. Тем более – из-за человека, который никогда не поблагодарит вас за помощь, не так ли?

Вы читаете Дочь друидов
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×