знал.

Разосланы ее приметы и отпечатки пальцев, но пока это ничего не дало.

— А та, в ящике?

Хаммонд снова пожал плечами.

— Ее имя — Лейла Кросс. Рядом с телом, на тротуаре, нашли ее сумочку. В ней было двадцать долларов, пачка сигарет, спички, губная помада, платок, карточка социального страхования и еще одна карточка.

— Что за карточка?

— Карточка с адресом похоронного бюро. — Он усмехнулся. — Может быть, предчувствие?

— Что вам удалось выяснить за такой короткий срок?

— Адрес — опять меблирашки! Она жила там месяц и работала как будто в вышеуказанном похоронном бюро.

— Чье бюро?

— Алекса Родинова. Я его допросил. Девушка действительно работала у него в качестве косметички.

— Как вы сказали?

Он чуть улыбнулся:

— Именно так, косметичкой. Иначе говоря, она наводила красоту на покойников. По словам хозяина, очень хорошо справлялась, хотя поступила к нему только три недели назад. Он мало что смог сказать, кроме того, что она была опытна в своем ремесле и не брезговала работой. Больше ничего я из него не вытянул.

Хозяйка комнат тоже ничего о ней не знала.

— Где они были убиты?

— И та, и другая — в переулке. Не в одном и том же, но в похожих. Девушки убиты ножом в спину; убийца явно опытный. В обоих случаях моментальная смерть.

Я еще никогда не вел дела с таким малым количеством фактов, — сказал Хаммонд раздраженно.

Шериф проворчал:

— Единственная связь между этими убийствами в том, что обе жертвы зарезаны в переулке и что у них одинаковые татуировки. Вам что-нибудь говорит этот странный рисунок, Уилер?

— Ей-богу, нет. Может быть, обе презирали деньги… или змей!

— Не блеск! — сыронизировал Хаммонд. — А если они принадлежали к какой-нибудь секте? Что вы на это скажете?

— Возможно, — ответил шериф. — Вы должны разобраться в этой истории, и побыстрее. Два уголовных дела в моем секторе — это излишество.

Я решил, что неплохо бы уточнить некоторые пункты.

— Как будет распределяться работа между мной и Хаммондом?

— Хаммонд продолжит регулярное следствие, — ответил шериф, — а вам разрешаю действовать по своему усмотрению. Конечно, держите друг друга в курсе ваших достижений.

— Не возражаете, если я перекопаю почву, уже обработанную Хаммондом?

— Нисколько, если вы находите это необходимым, — ответил Лейверс.

— Счастлив буду узнать то, что, по мнению лейтенанта, я мог прозевать. — Тон Хаммонда был ледяным.

— Вы получите мой рапорт, — сказал я сладко. — Я постараюсь написать его простенько, чтобы избавить вас от лишнего умственного напряжения.

На этом сеанс иронической разминки закончился.

Шериф и Хаммонд сели в патрульную машину, а я поехал домой на «остине». Вернувшись, я выпил пару стаканчиков, чтобы отогреть кости после морга, и лег спать.

Ночь была долгим кошмаром. Меня затолкали в один из этих проклятых морозильных ящиков, и каждый раз, когда я пытался выбраться, красивая девушка с татуировкой на плече и лицом Чарли Каца старалась запереть ящик. В конце концов с великим облегчением я проснулся.

Глава 2

Надпись «Тихая гавань» красовалась на фасаде здания.

Я открыл стеклянную дверь и вошел внутрь.

Приемщица, невыразительная блондинка в черном платье, приветствовала меня тусклой улыбкой:

— Что желаете, сэр?

— Я желаю поговорить с мистером Родиновым.

Она скептически подняла брови.

— Мистер Родинов очень занят.

— Дела идут неплохо?

— Я вам сказала, что он очень занят, — настаивала она.

— Я из полиции и тоже очень занят. Мне нужно его увидеть. Немедленно.

Я вытащил свой значок как решающий довод. Это не произвело на нее впечатления. Тем не менее она молча потянулась к телефону, набрала номер, шепнула что-то, выслушала ответ и повесила трубку.

— Мистер Родинов сию минуту спустится.

— У вас неплохое заведение, — сказал я из вежливости.

— Мы стараемся достойно почтить прах тех, кого уже нет… Никто не жалуется.

— Конечно, — согласился я. — Умерший уже не пожалуется.

На этом наша беседа замерла.

Через две минуты появился Родинов. Маленький и толстенький, с густыми черными волосами и завитыми на бигуди усами, он, казалось, был одарен агрессивной живостью, не вполне уместной в подобном заведении.

— Копы! — взорвался он. — Весь город наводнен ими.

У меня скоро не останется места для покойников!

— Разрешите представиться, — спокойно, словно не заметив выпада, сказал я, — лейтенант Уилер. Я хотел повидаться с вами по поводу Лейлы Кросс.

— Конечно! Нет чтобы насчет похорон! Ни один полицейский за этим ко мне не приходит! Я выделяю вам десять минут, лейтенант. Через улицу напротив есть бар.

Здесь же я не в состоянии беседовать на посторонние темы.

— Вполне понимаю вас.

Он кинул взгляд на бледнолицую блондинку.

— Я уйду на десять минут, — сказал он. — Пока меня не будет, милочка, полакомись: достань себе пинту хорошей крови!

Блондинка скорбно опустила веки.

Родинов недоуменно пожал широкими плечами.

— Не знаю, что у этой сосульки внутри, — сказал он мне, когда мы выходили.

— Есть только одно средство проверить это, — ответил я, принимая его тон.

Мы оба с заметным удовольствием окунулись в более веселую атмосферу бара.

— Скотч? — предложил Родинов.

— Давайте, — согласился я. — И чуточку содовой.

Себе он заказал сухой мартини, потом повернулся ко мне.

— Как я говорил уже другому лейтенанту, который прошлой ночью вытащил меня из постели, я ничего не знаю об этой девчонке. Она была хорошая гримерша, профессиональная…

— Я плохо представляю себе грим в вашем ремесле.

Он глотнул скотча.

— Совершенно необходимая вещь! И недешево мне обходится! Лейла пришла насчет работы три недели тому назад. Видимо, она уже имела опыт, но у нее не было рекомендаций. Я предложил ей продемонстрировать свое умение и сразу убедился, что дело она знает. В тот же день она приступила к работе — в нашей отрасли хорошие гримеры редки, непонятно почему… У нас ведь клиент никогда не скандалит!.

— Вы имели случай поговорить с ней, пока она у вас работала?

Вы читаете Тело
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×