– Конечно, – сказала Кристина.

Ее глаза сияли. Она дотронулась до его руки под столом.

– Но временами…

– Что? – прервал он ее.

– Меня пугает это, – сказала она.

– Что тебя пугает?

– Что случится что-нибудь и ты перестанешь любить меня.

– Никогда.

– Но, дорогой!

– Поверь мне.

– Но ты действительно любишь меня? Любишь ту, что внутри, а не только ту, что снаружи?

– Но ведь все это – ты!

Она покачала головой и взяла сигарету, которую он ей протянул. Она задумалась, вспомнив то, как она жила в Западном Уикомбе… Она была школьницей… Жила с бедным папочкой… Много работала по дому… Вела хозяйство простого врача, который никогда не хватал звезд с неба. Он работал на государственной службе до изнеможения и в конце концов заболел сам. Печальный конец. После его смерти Кристина осталась одна, без пени в кармане. Все, что у нее было, – это свидетельство об окончании курсов секретарей, симпатичная внешность и великолепное здоровье.

Затем подвернулся шанс устроиться на фирму «Гейлэнд и K°».

Она очень старалась… Со временем ее «заметил» шеф. Однажды он вызвал ее в кабинет и предложил поменять должность машинистки на должность его личного секретаря.

Вскоре после этого она влюбилась в своего шефа и – она даже не мечтала об этом – ее чувство было взаимным. Сбылась мечта любой провинциальной девушки: быть помолвленной с боссом.

Но будет ли он всегда любить ее… что бы ни случилось?

Кристина уговаривала сама себя: «К чему так волноваться. Я самая счастливая девушка. Что может случиться?»

Дни пролетали очень быстро, и Кристина забыла обо всем.

Предстоящие выходные в Рэкхэме вызывали у нее трепет.

Мать Винса показала (или сделала вид), что рада женитьбе сына, и внешне была очень любезна. А кто может быть более любезной, чем Роза, когда она хочет этого?

Леди Гейлэнд, маленькая женщина с хорошей фигурой, которую она поддерживала благодаря жесточайшей диете, была блондинкой, как и ее сын, но сейчас, следуя последней моде, она красилась в рыжий цвет. Ее безупречный вкус помогал ей в пятьдесят лет выглядеть на тридцать пять. У нее была энергичная и напористая манера разговаривать: начав разговор, она почти не делала пауз. Даже Винс, ее собственный сын, называл ее bavardeuse (болтушка).

– Мама у нас bavard, – говорил он шутя.

Это французское слово очень подходило леди Гейлэнд. Но независимо от этого она была прекрасной и практичной хозяйкой. Она хвасталась, что никогда не забывала ни единого имени, ни места, ни даты. Она была членом двадцати пяти различных комитетов. Леди Гейлэнд организовывала то одни благотворительные мероприятия, то другие, и все они были удачными. Никто не знал, почему она занимается благотворительностью: из милосердия или потому что ей нравится, когда ее фотографии печатают почти все газеты. Розу Гейлэнд все считали женщиной с характером. Те, кто хорошо ее знал, как правило, недолюбливали ее. У нее был острый язык, и она легко наживала себе врагов. Но все сходились на том, что она любящая мать. И все время, остававшееся от заседаний в комитетах, она посвящала своему любимому Винсу. Конечно, все сходились во мнении, что именно она испортила мальчика, давая ему слишком много денег и свободы, как только он поступил в Оксфорд.

Теперь он был главой фирмы, и она хотела, чтобы он наконец женился и устроил свой дом. Но она целила высоко, и в ее кругах поговаривали, что она очень разочарована тем, что ее сын собирается жениться на своей собственной секретарше. Для Розы Гейлэнд не имело значения, как выглядела Кристина и какой она человек. Она хотела женить Винса на леди Эрике Фортлесс, которая была дочерью пэра. У них был шикарный особняк в центре Лондона, а с деньгами Гейлэндов они могли жить в этом доме на широкую ногу.

Однако в эти выходные Роза заставила себя быть любезной не только со своим сыном, но и с Кристиной. Она была обаятельна и гостеприимна. Леди Гейлэнд заполнила всю спальню Кристины розами, подготовила огромное количество подарков Кристине, в том числе великолепную изумрудную брошь, принадлежащую еще бабушке Винса. Она дала званый обед в честь своей будущей невестки, пригласив «все сливки» светского общества. Леди Гейлэнд болтала без умолку с Кристиной – хвалила ее, рассказывала ей различные истории из детства Винса и даже не возражала против их скорой свадьбы.

Только один раз она показала свои коготки. Это было во время званого обеда. Там она говорила слишком много и в конце концов рассказала о девушке, с которой Винс встречался раньше. Затем она зло рассмеялась, посмотрев на Кристину, и сказала:

– Давайте не будем больше говорить об амурных дела моего испорченного сына – их было слишком много. Но теперь, слава Богу, он успокоится, не правда ли, Винс?

Все, включая Винсента, засмеялись, но у Кристины загорелись щеки. Ей не понравился этот разговор.

Но тем не менее выходные прошли прекрасно. Рэкхэм был просто восхитителен. Роза Гейлэнд знала, как содержать дом, у нее была прекрасная прислуга (в основном австрийцы) и новый дворецкий. Рэкхэм был домом эпохи Якова I, построенный из камня с необычайно красивой формой окон. С верхнего этажа дома была видна гавань Бошема. В ясный день всегда было видно море. Дом был обставлен старинной

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×