Надулся слон, как глыба, Взревел что было сил И лопнул с громким треском — Толстухе отомстил!

— Какая наглость! — прошипела толстуха, повернулась и ушла.

Господин Пепперминт не стал терять времени даром. Он ринулся в открывшуюся брешь, протиснулся вперед и очутился перед загадочным существом, которое сидело на тротуаре, во все горло распевая песню.

Теперь господин Пепперминт понял, почему люди не знали, как назвать это существо. И впрямь нелегко было бы описать его: конечно, не человек, но вроде бы и не зверь!

Взять хотя бы голову: два умных, нахальных глаза; огромный рот — такой огромный, что хочется назвать его пастью; вместо носа — хоботок с круглым пятачком; светло-зеленая кожа усыпана большими синими крапинками; из-под густых рыжих волос, торчащих, как колючки у ежа, выглядывают два оттопыренных уха. А туловище? Прежде всего бросается в глаза живот — огромный, зеленый, круглый и тугой, как барабан. Ручки, ладошки существа — как у обыкновенного ребенка, зато ножки очень смахивают на лягушечьи лапки. Грудка зеленая, гладкая, а спинка покрыта рыжей шерстью, как у молодого орангутанга.

Загадочное существо допело свою песенку. Оно спокойно сидело на тротуаре, нахально оглядывая столпившихся вокруг него прохожих.

— Одно ясно: это не зверь, — сказал мужчина из толпы. — Звери не умеют говорить.

— Может, по-вашему, это ребенок? — спросил другой мужчина.

— Нет, не ребенок.

— Так что же это такое?

— Может, пришелец с Марса? Марсианин!

— Перестаньте молоть вздор! — вмешался в разговор строгого вида господин. — Данное существо не имеет никакого отношения к Марсу. Можете мне поверить. Я знаю, что говорю. Ведь я учитель — старший преподаватель Стуккенкрик!

«Данное существо» при этих словах пустилось в пляс. Притопывая ножкой, оно запело:

Самый старший наш учитель, Наш губитель и мучитель,

Наш гонитель Стуккенкрик Спрятал лысину в парик!

Затем существо плюхнулось на тротуар, сложило лапки на брюшке и снова принялось нахально оглядывать толпу.

— Прекрати это дурацкое пение! — возмущенно крикнул старший преподаватель.

Вместо ответа существо показало ему длинный желтый язык.

— Сейчас же скажи нам, как тебя зовут! — приказал старший преподаватель.

Загадочное существо расхохоталось. И тут же снова пустилось в пляс, горланя во все горло:

Все вы просто дураки, дураки! Вместо лысин — парики, парики!

Старший преподаватель был вне себя от ярости.

— Прекрасно! Значит, все мы дураки! А умней тебя не сыщешь! — закричал он. — А не соблаговолишь ли ты объяснить, почему все мы, на твой взгляд, дураки?

— Потому что я знаю, кто ты, а ты не знаешь, кто я, — засмеялось неведомое существо. И сново запело:

Сколько вас тут дураков, дураков! Я спою — и был таков, был таков! Хоть полвека вам гадать, вам гадать, — Мое имя не узнать, не узнать!

— Если ты воображаешь, что у нас есть охота перебирать все имена подряд, то ты заблуждаешься! — грозно объявил старший преподаватель. — Нам некогда отгадывать загадки. Не скажешь, кто ты, — вызовем полицию!

— Полицию? — удивленно воскликнуло загадочное существо. — Вы думаете, полиция знает, кто я?

— Зато я, кажется, знаю! — вырвалось у господина Пепперминта. Его вдруг осенила догадка. Как же, как же!.. В понедельник приходил Понеделькус с пончиками, во вторник заявился Второгодник, среда была посреди недели, в четверг показали фильм «Четверо против кардинала», в пятницу на честь фирмы легло пятно, а сегодня — суббота… Суб-бо-та! — Ты — Субастик! — решительно объявил господин Пепперминт.

От удивления загадочное существо выпучило глаза так, что они стали похожи на блюдца, и разинуло рот так, что без труда проглотило бы целую буханку.

— Как ты догадался? Откуда ты знаешь, что я Субастик? — растерянно спросило оно.

— Надо уметь логически мыслить, — ответил господин Пепперминт и горделиво оглянулся вокруг.

И тут произошло нечто неожиданное. Быстро и проворно, как обезьянка, Субастик вскарабкался по ногам и животу господина Пепперминта, уютно расположился у него на руках и сказал:

— Да, конечно, уж кто-кто, а мой папочка умеет логически мыслить. А вот вы не умеете! Вы все дураки!

Затем он засунул в рот большой палец и, громко причмокивая, принялся его сосать.

— Так бы сразу и сказали, что это ваш ребенок! — злобно прошипел старший преподаватель Стуккенкрик и зашагал прочь.

— Честное слово, я… — начал было господин Пепперминт, но Субастик не долго думая протянул лапку и попросту зажал ему рот.

Прежде чем господин Пепперминт успел что-либо объяснить, все прохожие разошлись по своим делам, и он остался на улице — с Субастиком на руках.

— Почему ты зовешь меня папой? По-моему, это просто нахальство! — сказал господин Пепперминт. Он и вправду разозлился не на шутку.

— Как так — почему? — переспросил Субастик и от удивления даже вынул палец изо рта. — Ты же теперь мой папа!

— Какой я тебе папа? Моя фамилия — Пепперминт. Я живу вон в том доме. И детей у меня нет. Это все подтвердят! — воскликнул господин Пепперминт. Он был бы рад стряхнуть Субастика. Но тот крепко-накрепко прижался к нему и, казалось, вот-вот заплачет.

— Ведь у нас так принято! Тот, кто опознает Субастика, должен взять его к себе в дом. И кормить.

— Взять тебя в дом? — в ужасе переспросил господин Пепперминт. Он подумал о госпоже Брюк-ман. — Это невозможно! К тому же я не знаю, что субастики едят.

— Они все едят, папочка, все! — ответил Субастик и тут же принялся грызть лацканы на пиджаке господина Пепперминта. Тот не успел вымолвить и слова, как Субастик отгрыз весь воротник.

— Сейчас же перестань грызть мой пиджак! — испуганно воскликнул господин Пепперминт.

— Но это очень вкусное сукно, папочка! — проговорил Субастик с набитым ртом и потянулся к шляпе господина Пепперминта.

— Не смей есть мои вещи! — крикнул тот, пытаясь спасти свою шляпу.

— Это приказ или просьба? — спросил Субастик, не переставая жевать.

— Приказ! — сурово ответил господин Пепперминт.

— Ах, вот как! — сказал Субастик и мигом сгрыз шляпу, потом он вытащил из кармана господина Пепперминта носовой платок и принялся за него. — Какая прекрасная нежная ткань! — приговаривал он, блаженно закрывая глазки.

— Хорошо, если так, я прошу тебя оставить в покое мои вещи! — торопливо проговорил господин Пепперминт, испуганно прикрыв галстук рукой.

— Ты просишь меня, папочка? — переспросил Субастик. Он тут же вернул господину Пепперминту носовой платок с обгрызенным концом и выплюнул все, что у него еще было во рту. — Раз ты меня просишь, папочка, я, конечно, выполню твою просьбу.

— Как же мне теперь быть? — простонал господин Пепперминт. — Как избавиться от тебя?

— Давай-ка пойдем вместе домой, — предложил Субастик. — Я устал, хочу в кроватку — баиньки.

— Выслушай меня внимательно… — начал господин Пепперминт и приготовился произнести длинную речь. Но тут он взглянул на Субастика и увидел, что тот спит сладким сном.

Покачав головой, господин Пепперминт немного постоял на углу, потом повернулся и зашагал к дому госпожи Брюкман. Неподалеку от парадного он снова остановился.

— Кажется, мы уже пришли? — спросил Субастик и приподнялся на руках у Пепперминта.

— Хорошо, что ты проснулся! — сказал господин Пепперминт. — Я все обдумал… Одним словом, я не могу тебя взять к себе. Это невозможно! Попадись ты только на глаза мамаше Брюкман, она выгонит нас обоих из дома!

— Подумаешь, старуха Клюкман! — ухмыльнулся Субастик и высунул язык. — Да скажи ей просто, что к тебе приехал в гости племянник.

— Она сразу же поймет, что ты мне вовсе не племянник. Да и вообще ты не такой, как все дети. И к тому же голый.

— А ты купи мне костюмчик, и все тут! — распорядился Субастик.

Господин Пепперминт взглянул на часы.

— Сегодня же суббота! Магазины вот-вот закроются. А завтра воскресенье.

— Значит, купишь мне костюмчик в понедельник! — решил Субастик. — А до тех пор придется тебе меня спрятать.

— Где же тебя спрятать? — простонал господин Пепперминт.

— Если ты меня здесь бросишь, я стану кричать на всю улицу и не замолчу до тех пор, пока не прибежит старуха Клюкман. Я скажу ей, что ты мой папа, и она сама впустит меня к тебе! — заявил Субастик.

— Не смей кричать! — испуганно прошептал господин Пепперминт. — Уж я постараюсь сообразить, как пронести тебя в комнату тайком. А ты, смотри, сиди смирно и молчи, пока я не вернусь!

С этими словами он усадил Субастика под раскидистым кустом в палисаднике и направился было к дому, но не успел сделать и двух шагов, как услышал пронзительный голосок:

Сидит наш Субастик, сидит на траве,

А песня звучит у него в голове.

Но бедный Субастик послушно молчит,

Не скачет, не плачет и в дверь не стучит!

Господин Пепперминт чуть не подпрыгнул от ужаса. Резко обернувшись, он зашипел на Субастика:

— Тихо! Будешь ты молчать или нет?!

Нет! Нет! Нет! Не хочу! Ни за что не замолчу! — звонко пропел Субастик.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×