Загрузка...

1

Я помню, как за мной пришла смерть в первый раз. Это было абсолютно не страшно. Все умирают, рано или поздно, но никто не хочет, чтобы смерть пришла слишком рано, и я тоже. Но она пришла, и это было не страшно. Я не смогу объяснить, почему. Наверное, потому что я не верил, что это всерьез.

Это было что–то вроде игры, она меня звала, и я шел за ней. А потом мы дошли до края, и игра кончилась. Только тут я взглянул ей в глаза и понял, что ей, в общем–то, нет никакого дела до меня лично, что смерть не имеет лица и только пустые глаза. Именно пустые. В них нет ничего, абсолютно ничего. И вот тут мне стало страшно, тут я понял, что это не игра.

Она меня звала, а я не пошел. И смерть ушла. Ей абсолютно нет никакого дела до меня лично, или кого бы то ни было другого. Ей некуда спешить. Все умирают, рано или поздно все придут к ней. Так я познакомился со смертью в первый раз. Я думал, что я понял, в чем смысл смерти. Я был слишком молод, я ошибался.

Я видел, как она медленно уходит, но все равно испугался не успеть спрятаться. Вдруг она передумает? Я побежал и увидел таких же бегущих людей. Мы бежали в разные стороны, путались, толкались и сбивали друг друга с ног. Мы все такие разные, такие пестрые, и очень торопились от нее убежать. Нам было страшно. Потом я остановился и долго смотрел на нас. Я не знаю, как долго. Я хотел увидеть их лица и смотрел за кулисы скучных дней, а не на нашу пестроту. Только тогда я, вдруг, обнаружил отсутствие разницы и увидел мелкий шрифт. Я понял, эта разница может оказаться лишь иллюзией быстрого бега. Я медленно шел, под ногами валялись буквы и я их собирал. Я думал, я иду в другую сторону.

Глядя на звезды, можно мечтать, но ответ на вопрос найти не получится. Найденный ответ может оказаться совсем не таким, как этого хочется, и наблюдение за звездами покажется более желанным занятием, чем поиск ответа на следующий вопрос.

2

Харри устало посмотрел в окно. Очевидно, что разговор был не из приятных, и в кабинете воцарилось тягостное молчание. Один из тех моментов, когда в общем–то, все сказано, и, тем не менее, необходимость завершить разговор дается с трудом. Молодой собеседник Харри явно чувствовал себя еще более неуютно. Его слегка покрасневшие щеки и руки, которые он не знал куда пристроить, говорили о нервозности. Все это вдруг напомнило Харри о его собственной молодости, о том, как когда–то профессор за что–то отчитывал его самого. Он посмотрел на Морриса почти с сожалением. Нет, это совершенно не та ситуация, Моррис уже давно не студент. Да, молодой специалист, но это не оправдание, это не первое место его работы. Харри вернулся к реальности.

— Моррис, к сожалению, это все, что я могу тебе предложить, — Харри понял, что он повторяется. — Мы–небольшая лаборатория, у нас небольшой бизнес, и мы не можем себе позволить тратить время и средства на удовлетворение твоего научного любопытства. Мы, всего–навсего, выполняем заказы по анализу образцов, отслеживаем вирусологическую обстановку и проводим вакцинацию скота наших клиентов.

— Но ведь я только пытался проводить дополнительные исследования, — неуверенно прервал его Моррис.

— Послушай, Моррис! Мы это уже обсудили. Мы делаем то, что мы делаем. Я понимаю, ты неплохой специалист, возможно, талантливый. Вирусология — не только твоя работа, но и хобби. Мы не можем платить за твои увлечения!

— Харри, но я же оплатил все расходы на заказанные материалы и за…

— Стоп, — несмотря на симпатию к молодому человеку, Харри снова начал раздражаться.

— Я понимаю, что в твоем возрасте каждый желает осчастливить мир или открыть Америку, но мне нужны сотрудники, на которых я могу рассчитывать. Мне нужны результаты вовремя и надоело объяснять, почему простой анализ выливается в научную диссертацию. И потом. Говоря начистоту, все эти твои изыскания довольно далеко зашли. Вообще, скажи спасибо, что ты разговариваешь со мной, а не с полицией. Твой взлом…

— Но это не был взлом! Я просто пытался…

— Моррис, я в этой компьютерной терминологии не разбираюсь и путаться в ней не собираюсь! Поиск, попытка, ошибка, как угодно. Если бы кто–то думал, что это была преднамеренная попытка взлома их сервера, то сейчас ты объяснялся бы с полицией. Вчера я разговаривал с менеджером информационной безопасности компании «Неакп КепаЪШШюп» и он мне прямо об этом сказал. Они знали тебя, не раз получали твои запросы и только поэтому не предъявили претензий по умышленной попытке несанкционированного доступа к их корпоративной информации.

— Да нет же! Я даже не думал об этом. Они сами прислали мне сведения восьмилетней давности и ссылки на их новые работы. Я и искал…

— Тут спорить не о чем. «HR» — частная компания, и это их право решать, какую информацию о своих исследованиях считать конфиденциальной. Я вообще удивляюсь, как они…

Харри остановился. В конце концов, Моррис не ребенок и почему он должен его жалеть?!

— Насколько я помню, подобные проблемы у тебя были и на предыдущем месте работы. В течение всех двух лет я не раз тебя предупреждал. Твои личные интересы не должны мешать исполнению служебных обязанностей. Более того, принципиально я не был против твоих исследований, иногда даже закрывал глаза на использование лабораторных средств и материалов. У меня небольшая лаборатория, живем посемейному, но всему есть предел. Даже сейчас тебе делается поблажка. Я согласен, если ты уйдешь сам. Послушай, — голос Харри опять смягчился, — я знаю, о чем ты думаешь. Да, я давно уже не специалист, а администратор. Это моя работа. Ты также знаешь, что ты мне симпатичен, и поэтому все это чертовски неприятно, но работа — есть работа. Ты сам должен понять, что…

— Харри, я понимаю, — Моррис, наконец, пристроил свои руки. — Харри, извини. Я знаю, что не раз тебя подводил, а ты всегда меня прикрывал. Ты же знаешь, я всегда старался, как лучше.

Моррис замолчал. В принципе, он тоже все сказал и не знал, что еще может добавить, и тоже испытывал симпатию к «старику». Черт, вот так увольнение! Начальник и подчиненный, пусть и не друзья, но находились в хороших отношениях, уважали друг друга и всегда имели какое–то взаимопонимание, даже несмотря на разницу в возрасте. Черт! Увольнение, конечно, неприятно, но на самом деле, больше всего Моррис был смущен из–за Харри. Он чувствовал, как все это неприятно для Харри и не знал, как дать ему понять, что все нормально и он воспринимает все без обид. Ему казалось, он без необходимости вынуждает Харри объясняться, и от этого Моррис смущался еще больше, даже появлялось чувство вины. Лучше уж его просто уволили бы без церемоний, как это случилось два года назад.

«Зачем мне все эти дурацкие фантазии, работал бы спокойно, как все. Чего я в самом деле пытаюсь добиться?» — подумал Моррис, вдруг почувствовав досаду и раздражение по отношению к самому себе.

— Ты знаешь, мне кажется, для тебя так тоже будет лучше, — Моррис понял, что пропустил часть из сказанного Харри и тревожно поднял глаза.

Нет, Харри ничего не заметил и его взгляд оставался где–то за окном.

— В молодости, я тоже был полон энергии, планов, идей… Поэтому я и считаю, что тебе надо подумать. Понятно, при потере работы хочется найти новое место как можно быстрее, но все–таки мой совет — не спешить. Рутинная работа, спокойное место, возможно, не для тебя. У тебя явная страсть к исследовательской, научной деятельности. Конечно, такое место надо поискать, да и по деньгам, наверное, это не всегда лучше, но…

Харри опять замолчал. Моррис думал о Харри, каким он мог быть в молодости, о том, что, возможно, сейчас Харри даже не с ним разговаривал, а о чем–то вспоминал.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату