Загрузка...

Д. Касталанетта

Принцесса Торитель

* * *

Если ты посмотришь на небо тёмной ночью, то увидишь много-много звёзд и маленьких звёздочек. Некоторые из них светят ярче, а какие-то вообще непросто разглядеть. Но есть среди них одна звезда – люди считают, что она самая яркая на небе. Она находится очень далеко отсюда, и люди видят только её свет. И не знают люди, что рядом с ней есть маленькая планета, на которой тоже живут люди, только мир их совсем другой – волшебный. Но если ты закроешь глаза, то ты сможешь его представить и увидишь все, что там происходило и происходит, как если бы ты сам там побывал.

Глава 1

Мэгги вышла из автобуса и пошла по дорожке домой. Кроме неё из автобуса вышли ещё двое, которые обогнали её и шли чуть впереди. Они не были знакомы ей. Мэгги уже давно перестала запоминать лица новых жителей. А раньше, в детстве, казалось, она знала почти всех. Посёлок, в котором она жила, был не очень большим: всего домов двадцать. Несмотря на то, что старые жители не уезжали из посёлка в таких количествах, в каких появлялись новые, теперь ей часто казалось, что, идя по улице, она почти не видит знакомых лиц. Вот и сейчас впереди неё шли какие-то абсолютно незнакомые ей люди. Какое-то время они шли вместе, но, дойдя до магазина, пара, идущая впереди, повернула направо. Дальше Мэгги пошла одна. Так было даже лучше, поскольку незнакомые люди всё же заставляли её немного тревожиться.

Мэгги возвращалась домой довольно поздно: на улице было уже совсем темно. В посёлке, как это часто бывало, горело только два фонаря: один у автобусной остановки, а другой – перед магазином. Остальную же дорогу ничто не освещало. Зимой ходить было гораздо удобнее, поскольку от снега, лежащего на земле, вокруг становилось светлее, и было нетрудно разобрать, куда идти. Но сейчас была осень. Сентябрь уже готов был сдать свои позиции и уступить место октябрю. Была та дождливо-грязная пора, когда шагу нельзя ступить, чтобы не угодить в какую-нибудь лужу. А за городом порой это были не просто лужи, а целые моря.

Мэгги шла, внимательно смотря под ноги, стараясь по возможности обходить лужи. Ей повезло: сегодня на небе светила луна. Падая, лунный свет отражался в лужах, тем самым помогая Мэгги обходить их. Однако это не спасло её ноги от промокания. Пытаясь обойти очередную лужу, Мэгги сделала шаг вправо сантиметров на тридцать дальше от края лужи. Как только её стопа коснулась земли, Мэгги услышала предательский чавкающий звук. И почти в этот самый миг она почувствовала, как через край её коротеньких ботинок полилась вода. На траве, куда она поставила ногу, оказалось ничуть не суше, чем если бы она ступила прямо в центр лужи. Мэгги остановилась и подумала: «Ну, и стоило так стараться всё обходить! Всё равно вляпалась!»

Несколько секунд Мэгги стояла как будто в нерешительности, но затем бодро пошла дальше, уже не стараясь выбирать дорогу. Она твёрдо ставила ноги, одну за другой, в эту смесь травы, воды и грязи. Каждый раз, когда она опускала ногу, её ботинок наполнялся водой. Казалось, там уже не должно было оставаться места, куда могла бы заливаться вода. Но она всё прибывала и прибывала.

Мэгги шла и думала, как же она могла забыть про эту башню. Дело в том, что в посёлке была водонапорная башня, с вершины которой всегда лилась вода. Зимой эта вода замерзала, так что на башне образовывалась гигантская сосулька. Может, эту башню кто-то когда-то и чинил, но во всяком случае эффекта от этого не было никакого. Сколько Мэгги себя помнила, башня всегда протекала. Осенью же, когда к воде, стекавшей с башни, прибавлялась дождевая вода, вокруг образовывалось настоящее озеро. Вода здесь стояла вровень с травой. Мэгги знала об этом. И ещё в самом начале пути, как только она вышла из автобуса, она помнила об этом и о том, что ей нужно свернуть и обойти башню с другой стороны, по той дороге, где ездят машины. Но пока она шла, как это часто с ней бывало, она была где-то далеко от действительности в своих мечтах, и совсем об этом забыла. Даже когда люди, которые шли впереди, свернули у магазина, это не насторожило её и ни о чём ей не напомнило.

Пройдя, наконец, этот заболоченный участок, Мэгги снова вышла на более ли менее сухую дорожку. Она попыталась вытряхнуть из ботинок излишки воды: сначала из одного, а затем и из другого. Но увидев, что из ботинок ничего не полилось, поняла, что эта идея была не такой уж удачной. Похоже, вода уже успела впитаться не только в носки, но и в сами ботинки и даже в ноги.

От безуспешности этой затеи, а также от того, что она так глупо, как в детстве, промочила ноги, Мэгги стала потихоньку злиться на себя. Это ощущение тихой злости ей не очень понравилось. Мэгги вообще не нравилось, когда она начинала злиться, потому что делать это она не умела, это всегда выходило у неё грубо и некрасиво. Вот и сейчас, почувствовав раздражение, Мэгги сразу же постаралась успокоиться. Но легко сказать – нелегко сделать. Нельзя же в самом деле сказать себе: «Успокойся!», и тут же успокоиться. Вот и у Мэгги ничего не получилось. Тогда она просто пошла дальше по дорожке, понадеявшись, что к тому времени, как она дойдёт до дома, злость из неё каким-то таинственным образом выветрится.

Сделав всего несколько шагов, Мэгги опять остановилась. Вообще сегодня дорога домой у неё получалась с каким-то множеством остановок. А остановилась она в этот раз потому, что краем глаза что-то такое заметила, что даже не сразу поняла, что именно. Остановившись, она попыталась выяснить, что же это было. Мэгги посмотрела налево, но там был только детский садик, а он, надо сказать, был там всегда. Затем она повернула голову направо, но там тоже не было ничего нового: всё тот же белый дом, все те же дачи вдали и звёздное небо над ними. Звёзды! Ну конечно, это были звёзды – то, что заставило её остановиться! Всю дорогу от остановки Мэгги шла, уткнувшись носом в землю, старательно вглядываясь в лужи. И вот когда она, наконец, выпрямилась и пошла, глядя вперёд, а не вниз, она увидела их.

Звёзды – они всегда манили её. Сколько Мэгги себя помнила, она всегда любила смотреть на них. Только со временем её зрение несколько испортилось, и теперь она не могла различать на небе маленькие звёздочки – лишь самые большие из них. Это было немного грустно, но это не мешало ей всякий раз, возвращаясь вечером домой, останавливаться, задирать голову и смотреть в это бездонное манящее небо. Конечно, если небо было безоблачным, – а в этот вечер оно было именно таким.

Поскольку на тропинке Мэгги была одна, да и вообще вечерами обычно поселок был достаточно безлюден, Мэгги, не боясь, что кто-нибудь её заденет или нечаянно спугнет, закинула голову назад. И в то же мгновенье, как её взгляд коснулся звёзд, её лицо осветилось счастливой улыбкой.

Мэгги всегда старалась закидывать голову так, чтобы не было видно Земли. Тогда она пыталась представить нашу маленькую планету в этой большой Вселенной. И еще она думала: «Если сейчас темно, значит Солнце там, с другой стороны, и мы крутимся вокруг него. А вон там Луна и она крутится вокруг нас. И вдобавок ко всему мы крутимся вокруг себя…» И так она представляла, как это все крутится в этой Вселенной, пока у нее самой не начинала кружиться голова. Тогда она опускала голову и шла домой.

В этот вечер, смотря на звезды, Мэгги думала о тех, кто живет на других планетах. Как же они там живут? Такие же они, как мы, или другие? И думают ли они о нас, так же, как мы думаем о них? Как было бы интересно все это узнать!

– Добрый вечер!

От неожиданности Мэгги дернулась. Это приветствие очень резко ворвалась в её мысли, хоть и было сказано негромко и очень вежливо.

– З-здравствуйте, – запинаясь, выдавила она. В своих мыслях она была далеко между звезд и совсем одна, поэтому её очень удивило, что тут, на Земле, оказывается, есть кто-то кроме неё.

Глава 2

Мэгги толком даже не посмотрела, с кем она поздоровалась. Во-первых, насколько вы помните, в этой части посёлка было довольно темно, да к тому же у неё было плохое зрение, и она часто либо здоровалась вообще с кем-то неизвестным, либо, наоборот, узнавала человека только тогда, когда уже проходила мимо него. Поэтому, поздоровавшись, она вновь закинула голову, решив ещё совсем немного посмотреть на звёзды, а уж потом пойти домой. Однако это не больно-то ей удалось. Спиной Мэгги почувствовала, что тот человек, который поздоровался с ней, никуда не ушёл, а стоит рядом. От этого ей стало несколько неуютно, и она резко повернулась.

Теперь, когда она окончательно вернулась к действительности, она смогла, наконец, рассмотреть, кто же был тот человек, который так бесцеремонно прервал её занятие. Насколько Мэгги смогла разглядеть в темноте и с такого расстояния, это был не очень молодой, если не сказать прямо, пожилой человек. Как только Мэгги взглянула на него, вся та легкая раздражительность, которая ещё секунду назад владела ею, тут же улетучилась. Как ни было вокруг темно, при взгляде на этого человека Мэгги сразу же почувствовала в нём джентльмена. А джентльмены всегда вызывали в ней уважение, восхищение и ещё много каких других приятных чувств.

Видя, что ему удалось полностью завладеть вниманием Мэгги, джентльмен улыбнулся и слега коснулся пальцами полей шляпы. Дело в том, что голову этого человека венчала серая фетровая шляпа, хотя, возможно, при свете она могла оказаться совсем другого цвета. «Прямо как у дедушки», – подумала Мэгги, и это ещё больше расположило её в сторону джентльмена. Поэтому в ответ на такое приветствие Мэгги расплылась в улыбке и тихонько засмеялась. У нее вообще была очень смешливая натура, младшая сестра даже называла её «хохотухой».

– Приятный вечер, не правда ли? – спросил

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату