Загрузка...

Хаген Альварсон

Девятый Замок

'…Только те, кто прошёл ад вдоль и поперек, могут приносить жертвы. Только сильные могут решать, кого приносить в жертву. И только сильнейшим позволено жертвовать собой.

Иначе жертва становится всего лишь вульгарной платой, а сам ритуал жертвоприношения становится балаганом…'

Корд'аэн О'Флиннах. 'Разговоры с Наставником'

Благодарности:

Юрию Пусову, за помощь в адаптации для русскоязычного читателя;

Артему 'Кощею' Кащееву, за дельные советы;

Наталии 'Хищной Птице' Девятко, за критику и любопытные мысли;

Gunnhild — за полезное уточнение;

Юрию 'Рыбачка Соня' Гордиенко, за лингвистические консультации;

А также добрым людям с сайтов norse.narod.ru и norse.ulver.com — за ту огромную и полезную работу, которую они проделали (примерно половину своей библиотеки скандинавистики я качал оттуда).

Особую благодарность выражаю Юлии 'Тинтель' Виноградовой — она не пожалела времени не только прочитать, но и сделать замечательные иллюстрации!:)

Себя не жалей На дороге ветров, Волком гляди В смерти обитель

Часть 1. Край твоих предков

Сага о Снорри, сыне Турлога, и других обитателях и гостях славного города Норгарда

Пролог

Есть на Севере, южнее Вестарфьорда, большой дуб. Стоит он на берегу реки. Это — раданте, дух- хранитель. От века он высится над водой, над землей, и так велика его мощь, что никакая буря не в силах его согнуть.

В северных горах живёт злой ветер, пожиратель падали. Раз в сто лет он приходит в долины, сея опустошение и ужас. Раз в сто лет ветер и древо сходятся в битве, и тогда всё живое спешит в укрытие. Тень падает на землю, и страшный ураган свирепствует девять дней и ночей. Говорят, что в это время мир умирает и возрождается.

Но если однажды буря переломит хребет исполинского древа…

Мгла накроет мир, и смолкнут песни, и зазвенит медь над беспредельной пустошью. А солнце будет бледным и больным. И лишь смердящая пыль устелет небо в тысячу слоев…

Пожелаем удачи тем, кому выпадет жить в те девять дней.

1

* * * 'О прошлом всех сущих…'

…в тот год родился Снорри сын Турлога. Также говорят, что в тот вечер случилась зимняя гроза.

…— Ну-ну, милая, — старуха коснулась руки женщины, ободряюще похлопала, — всё позади. Всё… Это первый раз тяжело.

Тяжело, впрочем, и потом, но к чему это знать молодой матери?

— Покажи… — простонала женщина едва слышно.

— Любуйся.

Старуха поднесла к бледной роженице здоровое дитя с рыжим пушком на голове и неуловимого цвета глазами — яркими, как новорожденный мир. Ребенок не плакал — наоборот, глядел озорно и лукаво, точно не было страшного разрыва с уютным родным лоном.

— Мой… мой малыш… — прошептала мать, постаревшая на жизнь, — он в отца…

— В твоего? — уточнила знахарка.

— В своего… собственного.

— Ну, что уж тут… — всплеснула руками колдунья, — и такое бывает.

И отвернулась с ребенком, — искупать новорожденного в священном сосуде, на дне которого виднелась Руна Жизни, посвященная Праматери-Эдде.

— Дай… — слабо попросила роженица.

— Не дам, — грубо обрубила колдунья, точно топором — пуповину, — бледны и слабы твои руки, Асгерд, дочь Альти! Холодны твои руки, точно снег, и столь же белы! Удержишь ли дитя? Не застудишь ли?

— Дай мне сына, Арна-вёльва! — крикнула раненой птицей Асгерд. Тихоня, папенькина доченька, она кричала на ведьму! Альти, сын Альвиса, не узнал бы своей дочери. Впрочем, он и так её не знал, как годится знать родителям детей…

Медленно повернулась Арна-колдунья, священная птица Праматери, и в неверном свете очага её руки казались по локоть в крови, а за её спиною кричал безымянный ребенок, изведавший коварство воды. Сорвала с шеи янтарный амулет — колыбель в когтях чудо-птицы — и воздела над миром.

— Веди себя тише, о Асгерд, — промолвила ведьма, глядя в душу юной матери, — иначе дисы и фюльгъи отвернутся от тебя и твоего чада, и не будет ему в жизни ни счастья, ни удачи!

Асгерд онемела, холоднее льда: ибо из седой бездны поколений с ней говорила сама Улла, Праматерь её народа. С ней говорили шепотом волн Андара, Мать Рек, и Кэльдана, Владычица Морей, грозила штормом. С ней говорила Тэлира, Поющая Мать-Земля, и все птицы и звери, выводящие потомство; и Хелла, хозяйка Утробы Мёртвых, тянулась к ней сквозь вечность… Рекья, дочь Вьярда, её матушка, смотрела на неё, и все иные жены народа Двергар, и духи-дисы, помогающие при родах… И не верилось, что еще час назад Асгерд кричала от страшной муки, когда её естество разрывалось пополам, точно тело скалы, расколотое взрывом вулкана, рассеченное трещиной, из которой рвется наружу раскаленная

Вы читаете Девятый Замок
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату