Загрузка...

Элизабет БЕВЕРЛИ

ЗВЕЗДА ЛЮБВИ ВОЗВРАЩАЕТСЯ

ПРОЛОГ

— Ничтожество! Ненавижу! Я убью его собственными руками! — Пятнадцатилетняя Розмари Марч впилась взглядом в рыжеволосого очкарика c толстыми щеками. Паренек стоял как раз напротив, у другой стены школьного гимнастического зала. — Что он возомнил o себе, этот прыщавый маленький уродец?

— Успокойся, Розмари, — откликнулась Кирби Коннот, ее лучшая подруга. — Он даже не смотрит в твою сторону. C чего ты завелась? Вы c Уиллисом Рендомом враги со времен начальной школы. Неужели до сих пор не привыкла к его насмешкам?

— Подумаешь, — воскликнула Энджи Эллисон, — назвал «глупой курицей»! Да ты сама оскорбляла его так, что мало не покажется!

Розмари наградила подругу ядовитым взглядом. Энджи немедленно затихла и принялась теребить плетеный браслетик на запястье. Кирби сделала большой глоток диетической колы и задумчиво произнесла:

— Наверное, вы здорово устали от своей дурацкой войны. Наплюй на него, и дело c концом.

Уиллис до конца года будет твоим напарником на химическом практикуме. Ты что, собираешься скандалить после каждого занятия? Лучше научись игнорировать этого зануду.

— Большое спасибо! Вы мне очень «помогли», — недовольно проворчала Розмари. — Одна беда — я не могу игнорировать Рендома. Он испортил мне жизнь. Он заставляет меня чувствовать себя такой… такой…

— …безмозглой идиоткой, — услужливо подсказала Энджи.

Розмари нахмурилась. Да, именно так. Точнее не придумаешь.

Три подруги устроили небольшой перерыв между танцами и отдыхали от шумной толчеи на открытой трибуне. Молодежь до отказа заполнила школьный гимнастический зал. Дискотека была в самом разгаре. Кто-то широко распахнул двери в душную сентябрьскую ночь, заманивая всех желающих на традиционный Фестиваль кометы Боб. И вот результат — ни потанцевать, ни поговорить. Парни Розмари и Энджи отправились на поиски буфета, оставив девочек сплетничать в одиночестве. Парень Кирби… парень Кирби не существовал как факт. Для Розмари это стало еще одной причиной, чтобы остаться с любимыми подругами…

Каждые пятнадцать лет в Эндикотте, маленьком южном городке штата Индиана, проводился фестиваль кометы Боб. Пиком веселого, шумного праздника неизменно становилось появление в ночном небе кометы. Фестиваль начинался за десять дней до прилета кометы и длился почти весь сентябрь.

Два столетия назад комета Боб впервые навестила Землю. И с тех пор возвращалась к планете каждые пятнадцать лет ровно пятнадцатого сентября. И всегда — всегда! — траектория движения кометы была такова, что наблюдать ее невооруженным глазом можно было только в небе над Эндикоттом.

Комета Боб с ее любовью к маленькому городку разрушила не одну теорию мудрых ученых. Каждые пятнадцать лет Эндикотт наводняли светила мировой астрономии, астрофизики и космологии. Впрочем, сотни менее известных ученых, студентов и просто любителей также стремились сюда, на юг Индианы, надеясь объяснить необъяснимое. Но все они увозили домой только новые данные, бросающие вызов современной науке, и новые рецепты от головной боли.

Фактически комета Боб имела гораздо более звучное имя, но никому не удавалось произнести его как следует. Никому, кроме Уиллиса Рендома, с раздражением отметила Розмари. Комету назвали в честь какого-то давно умершего ученого из Восточной Европы, имя которого состояло почти из одних согласных, и язык обычного американца был просто не в состоянии его выговорить. В конце концов, горожане решили, что ученому все равно, и за кометой прочно закрепилось имя Боб.

За двухвековую историю комета Боб перестала быть просто кометой и превратилась в знаменитость, c каждым визитом обрастая новыми мифами и легендами. Любой переживший более одного появления кометы клялся, что Боб приносит c собой слишком много вреда.

На комету возлагалась ответственность за магнитные бури и космические аномалии, которые заставляли жителей Эндикотта терпеть множество невзгод. Раз в пятнадцать лет официантки в ресторанах путали заказы, люди опаздывали на работу, a бывшие враги безнадежно влюблялись друг в друга.

Среди горожан существовало много поверий o комете. Например, что дети, рожденные в Эндикотте в течение года после появления Боба, будут счастливы. Или что любое желание, загаданное в момент прохождения кометы над городом, исполнится в год ее следующего визита.

Розмари, Энджи и Кирби входили в число счастливых избранниц Боба. B ночь перед дискoтекой девочки сидели на заднем дворе Энджи и ждали комету, чтобы загадать сокровенные желания.

Энджи хотела только одного: события!.. Настоящего большого события, которое всколыхнет маленький южный городок. Правда, Розмари полагала, что y Энджи не слишком много шансов, так как в городках типа Эндикотта никогда ничего не происходит.

Кирби мечтала o любви, o большом и чистом чувстве.

Розмари была настроена скептически: она не верила в неземную любовь.

Что же такое загадать? Она торжествующе улыбнулась. Придумала! Девочка хотела, чтобы прыщавый, маленький, толстощекий Уиллис Рендом получил все, что ему причитается. Вполнe реальное желание. Даже если придется вершить правосудие собственными руками, она проследит, чтобы ему мало не показалось…

Розмари посмотрела на стоящего в полном одиночестве Уиллиса и ухмыльнулась. Когда-нибудь — через пятнадцать лет — Рендом заплатит за то, как обращался c ней, Розмари Марч, в школе. Заплатит за все. Она знает.

B конце концов, на ее стороне Боб…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Он надеялся, что Розмари Марч постарелa. Конечно, ей только тридцать лет, но вопреки здравому смыслу он хотел увидеть ее седой, сгорбленной, с дряблой кожей и изможденным, усталым лицом. Все-таки Розмари старше его на целых два года. Увы! Первый же взгляд разрушил пустые надежды. Она стала еще красивее.

Переступив порог кухни, Уиллис Рендом застыл в дверях. Прошло тринадцать лет c тех пор, как они виделись последний раз, а он не мог выдавить ни слова. Он уже сомневался, прав ли был, что принял приглашение миссис Марч, матери Розмари. Может, пока не поздно, повернуть обратно? Он бы c радостью, но это значило бы прослыть глупцом в глазах всего ученого мира.

Поэтому Уиллис Рендом просто молчал и смотсл на женщину.

Наклонившись вперед, она следила за кофеваркой. Глаза, прикрытые тяжелыми веками, выдавали полусонное состояние хозяйки. Она вяло собрала в пучок спутанные пряди вьющихся кашановых волос, еще не расчесанных после ночи.

Уиллис отвел взгляд от лица Розмари и едва не задохнулся.

Розмари была одета в… Вернее, она была почти раздета. Хлопчатобумажные трусики туго облегали округлые бедра, коротенький кружевной топик открывал красивую грудь и полоску нежной кожи цвета сливок.

Она словно сошла с глянцевой обложки мужского журнала или воплотилась из снов и фантазий тринадцатилетнего подростка. Уиллис знал это совершенно точно. Его слишком часто посещали образы Розмари Марч, когда ему было тринадцать. К сожалению, в те годы он выглядел как прыщавый гном.

Наконец Розмари ощутила чужое присутствзие, лениво взглянула в сторону двери и вернулась к созерцанию кофе. Спустя несколько секунд ее глаза стали осмысленными, и пристальный взгляд уперся в Уиллиса. Только тогда до Рендома дошло, что происходит: Розмари полуодетая, он сам в шортах цвета хаки, синей рубашке поло и тяжелых ботинках. Ни одна женцина не запрыгает от восторга, когда мужчина застанет ее в неглиже. Особенно если он не раздет до трусов. Особенно если она с детства презирает его…

Уиллис не ошибся. Розмари выпрямилась и громко закричала. Это было именно то, что называют душераздирающим воплем. Как только она замолчала, Уиллис смущенно прокашлялся.

— Привет, — произнес он, делая вид, что не замечает ни ее паники, ни полуобнаженного тела. — Не

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату