Загрузка...

Марина СЕРОВА

ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА КРУПНОГО КАЛИБРА

Глава 1

Весна. Цветение. И катастрофическая нехватка денег. С какой радостью я восприняла телефонный звонок — приглашение на работу! Правда, мне ничего толком не объяснили, сказали, что готовы приехать домой, ввести в курс дела. По-видимому, клиент был не один. Я согласилась. В конце концов, манера говорить выдавала вполне приличного человека, и я решила, что ничем не рискую, сообщая свои координаты. Я попросила тетушку подготовиться к приему гостей.

Час спустя в дверь позвонили, и я впустила молодую пару. Лица у посетителей были приветливые, хотя и немного озабоченные. Мне сразу показалось, что мы должны сработаться.

Тетушка, как всегда, оказалась на высоте: стол украшали курица, запеченная в духовке, салат из кальмаров и компот из клубники. Вне сомнений, после такого приема гости проникнутся глубокой симпатией к будущей телохранительнице.

— Семененко Дмитрий Алексеевич, — представился мужчина — шатен лет тридцати, высокий, крепкого телосложения. — А это моя жена, Лидия.

Лидия — худенькая девушка невысокого роста с коротко подстриженными, выкрашенными в рыжий цвет волосами и живыми, озорно поблескивающими глазами.

Я также представилась и пригласила клиентов в гостиную. Там уже хлопотала над столом тетушка.

— Сейчас будем обедать, прошу к столу, — сказала я.

— Ну что вы, право, не стоит, — запротестовал Семененко, — мы же пришли по делу.

— Вы пришли ко мне в гости, — уточнила я, — и как хозяйка я должна оказать вам достойный прием.

Лидия ухмыльнулась. Дмитрий Алексеевич пожал плечами, и мы все вместе уселись за стол. Заговорить о проблемах я позволила лишь по окончании трапезы.

— Понимаете, в чем дело, Евгения Максимовна, — начал Дмитрий Алексеевич, — то, что я сейчас расскажу, может показаться байкой, какие любят рассказывать мальчишки друг другу в лагере перед сном, чтобы потом всю ночь мучиться кошмарами. Боюсь даже, что вы отнесетесь к моей истории с недоверием.

— Ну почему же, — возразила я, — в жизни всякое случается. Все можно объяснить с позиций логики…

— Ладно. Тогда начну. Дело в том, что в нашем дачном поселке с некоторых пор происходят странные события…

— Интересно.

Мне не терпелось узнать, что же такого происходит в их дачном поселке.

— И события эти неприятные. Люди погибают при загадочных обстоятельствах… Сначала убили соседа через два дома, — продолжал Семененко. — Нашли мертвым под собственным забором, с ножом между ребер. Приезжала милиция, пыталась проверить отпечатки пальцев, но орудие убийства оказалось чистым. Короче, преступление так и не раскрыли, очередной глухарь. И мы бы постепенно забыли о происшедшем, если бы через некоторое время не произошло еще одно убийство. Отравили соседку, проживавшую на самой окраине поселка. По поселку пошли слухи. По вечерам дачники обсуждали, не могли ли все эти случаи быть как-то связаны между собой, но подобное предположение нелогично. Первый убитый — молодой инженер, холостой, любитель выпить. Вторая жертва — преподавательница музыки, семейная: муж и двое детей. Ни образом жизни, ни характером эти двое не схожи. Короче, все домыслы — сущая нелепица.

Рассказ Семененко меня заинтриговал.

— Так вот, — продолжал Дмитрий Алексеевич. — Немного погодя убивают местного бомжа, курирующего местные помойки в поисках съестного. Ударили по голове чем-то тяжелым. А дальше — понеслось-поехало. Утопили кандидата наук, кстати, недавно защитившего диссертацию; зарезали пенсионерку. Один парень оказался застрелен из собственного ружья. Другой куда-то исчез. И те, кого я упомянул, наверное, не последние. Милиционеры устали нас навещать. Возникло у них предположение, что в поселке завелся маньяк. Приезжал психолог. Однако ничего общего между жертвами установить не удалось, и, судя по всему, убийства совершались вполне осознанно и явно с какой-то целью. Так, по крайней мере, заявил психолог…

Дмитрий Алексеевич приумолк.

— А вы что предполагаете? — задала вопрос я.

— Я не рассказал самого главного, — ответил Семененко. — Уже когда убили бомжа, жители поселка стали подозревать, что причиной всех смертей является очень странный человек, поселившийся у нас недавно.

Я приподняла брови.

— Невысокого роста, костлявый, смуглый, с узким разрезом глаз, очень угрюмый, судя по всему — с Крайнего Севера. Ведет себя странно, похож на колдуна или шамана, как там правильно…

— Как он у вас появился? — перебила я.

— На окраине поселка, у самого леса, стоит дом. Он несколько изолирован от остальных, и прежние владельцы собирались его продать. Однако с полгода покупателей не находилось. Хозяева совсем уж отчаялись. Но тут неожиданно объявился этот колдун, так мы его называем между собой. С тех пор он ведет там отшельническую жизнь, периодически исчезая где-то в лесу. Очень странный тип, и что-то мне в нем очень не нравится.

— А почему вы связали смерть всех этих дачников с появлением колдуна? Только потому, что он поселился в ваших краях недавно и резко выделяется среди остальных?

— Да, пожалуй, именно так многие и думают. Ведь в поселке все друг друга знают, и раньше никаких убийств не происходило. Но и это не самое главное.

— Что еще?

— Когда я рассказывал о цепи загадочных смертей, то упустил один момент. Погибшего бомжа за несколько часов до его смерти видели разговаривающим о чем-то с колдуном, на пороге дома последнего. Это выяснили как раз перед тем, как мы в очередной раз вызвали милицию. А тут еще и муж отравленной преподавательницы музыки вспомнил, что незадолго до смерти его жена ходила к колдуну, желая наладить отношения с новым соседом. Все это показалось нам подозрительным. Тогда новоиспеченный кандидат наук заявил, что о колдуне необходимо срочно сообщить стражам порядка, пусть, мол, произведут тщательный обыск.

— Его утопили до приезда милиции? — осведомилась я, предугадывая ход событий.

— Да. До нашего поселка ехать не пять минут. Вызвав милицию, мы разбрелись прочь от того места, где произошло убийство. Не хотелось как-то там находиться. А потом услышали крики, доносящиеся с реки. Когда прибежали, было поздно. Нас озадачило отсутствие поблизости колдуна на тот момент, когда кандидат наук заявил, что у того надо произвести обыск. Шаман, если и выходил куда-то из своего дома, только в магазин или в лес. Мы спрашивали работников магазина. Но те никого не видели, что нас очень испугало. Это могло означать лишь одно: либо в кровавом кошмаре замешан кто-то из нас, либо тут и вовсе какая-то мистика. Короче, сообщать милиционерам о подозрениях, связанных с колдуном, мы не стали…

— Они так ни разу и не проводили в его доме обыск?! — воскликнула я.

— Ну, не совсем так. Проводили допрос. Еще в самом начале, когда произошло первое убийство. Колдун не оказался исключением. Но ничего такого, что бы их насторожило, они, видимо, не обнаружили. Иначе мы бы узнали.

— А с этими милиционерами, ну, теми, которые проводили допрос, ничего не случилось?

Семененко покачал головой.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату