Загрузка...

Вор

Это наверняка она — Девчонка.

Уэйн открывает дверь, и свет из коридора проливается на пол спальни, перечеркивает ее спящее лицо. Ей четырнадцать. Сидит в наушниках с утра до вечера, хмурится на весь мир. Джинсы носит слишком тесные. Прикидывается, что идет на автобус, а сама прыгает в «шевроле» к своему полудурку. По всем стенам расклеены обложки пластинок, вроде этого кудрявого болвана-гитариста у нее над кроватью: Frampton comes alive! Ее волосы на подушке похожи на фрэмптоновские — такой же неряшливый ореол. Каждое утро возится с ними битых полчаса, половина счетов за электричество — ее чертов фен. Уэйн смотрит на другие обложки. Что это за бредятина — культ синей устрицы? Он не удивится, если его дочь курит траву.

Но воровать?

Спящая, она выглядит так, словно ей в жизни не приходило в голову ни одной дурной мысли.

Она появилась первой, когда Уэйн еще служил в армии. Сжала его мизинец своей крошечной красной ручкой, и Уэйн подумал: что я наделал, идиот! В груди аж стиснуло. Ему было девятнадцать — всего на пять лет больше, чем ей сейчас. В прошлом году кто-то таскал у него из пачки сигареты, и хотя он ни разу не поймал ее с куревом, она и тогда была главной подозреваемой.

Уэйн тихонько прикрывает дверь, шагает по коридору к комнате мальчишек. Младший и Средний — расплющились рядышком на кроватях, как будто рухнули туда метров с двадцати. По характеру это запросто может быть Младший. Скопидом, мыслитель. Глаза темные, как у матери. Поднимает их от своего «лего» и глядит на тебя так, будто ты вломился в церковь во время службы. До четырех лет не говорил ни слова, а потом выдал сразу целое предложение: «Хочу еще яблочного соуса». Ведет себя так, точно сбежал из голодного края. За ужином набивает едой карманы, прячет праздничные леденцы в ящиках с бельем, носит за щекой желуди. По складу — да, вполне может быть он. Есть у него в глазах этот огонек неудовлетворенности. Той, что и самому Уэйну порой бывает не чужда.

На другой кровати бормочет во сне Средний. Сын молочника, всегда шутил Уэйн, — не только потому, что светленький, но скорей потому, что больно уж не похож на родного отца. Язык не поворачивается говорить такое про собственного сына, ну да что там — рохля, он и есть рохля. То упадет и расшибется, то велосипед сломает и ноет, то надует в штаны (это в одиннадцать-то лет!), играет в шахматы, вечно сидит с книжкой, а палец свой чертов, похоже, вообще из носу не вынимает. «Ау, — сказал однажды Уэйн, — когда наконец выудишь то, что там у тебя хранится, позови меня. Интересно будет взглянуть». Мальчишка просто уставился на него. Это может быть Средний хотя бы потому, что Уэйн понятия не имеет, какие мысли варятся у него в голове. Он как инопланетянин.

— Уэйн!

В коридоре у него за спиной стоит Карен — в белой ночной рубашке, темные глаза прищурены.

— Да. Чего ты?

— Сейчас два часа ночи.

— Ну так что? Мы с Кеном махнули по кружечке после работы.

— Ложись спать.

— Я тебе рассказывал, как мы ездили в Йеллоустон, когда я был маленький? Жили там в хижине, в индейском поселке — так он по крайней мере у них назывался. А рядом был ручей, чтобы мыть золото, и поле с наконечниками стрел. Сестра мне сказала, что золото и наконечники поддельные, что хозяева придорожного ресторанчика их специально для нас подкидывают. — Уэйн улыбается своим воспоминаниям. — Отцу приходилось каждый вечер ставить машину на холме — «форд» у него был такой старый, что его надо было катить под уклон, иначе он не заводился. Прикинь. Старый чудак колесит по плоской Восточной Монтане и ищет холм, чтобы запарковаться.

Но он не может вспомнить, к чему затеял этот разговор.

— Иди ложись.

Уэйн вздыхает и оглядывается на сыновей. Средний все-таки вряд ли — куда ему. Один против шести за то, что это он. Младший себе на уме, так что на него Уэйн поставил бы из расчета один к двум. А на Девчонку поровну за и против... Почему? Да потому.

В спальне Карен поворачивается к нему своей изящной спиной — лямки рубашки прямо над ватерлинией одеяла. Уэйн достает из кармана мелочь. Два четвертака, десятицентовик, четыре монетки по центу.

Ладно. Итак. Каждый вечер после работы, после бара, он кидает мелочь в отпускной фонд, который стоит на полу у них в чулане. Отпускной фонд — это стеклянная бутыль емкостью в целый галлон. Когда-то в таких продавали вырвиглазное виски: темного стекла, снизу широкая, но сверху еле пролезает монета в пятьдесят центов, на горлышке стеклянная ручка для пальца. Если бутыль полна — значит, у семьи есть деньги на отпуск. Так делал еще отец Уэйна. На то, чтобы наполнить бутыль, уходило два года — два года они копили на одну летнюю поездку.

Когда Уэйн заметил, что кто-то таскает деньги из отпускного фонда, он принялся расставлять ловушки. Он наклонял бутыль, чтобы мелочь подсыпалась к краю, потом приходил домой и обнаруживал, что море монеток выровнялось. Или поворачивал ручку на шесть часов, приходил домой и видел, что она указывает на полпятого, а бутыль сдвинута с места — это было заметно по вмятине, оставшейся на коврике. Как-то раз он даже пометил пару четвертаков, кинул их сверху — и, конечно, меченые четвертаки исчезли.

Уэйн приседает на корточки. Ручка смотрит на восемь часов.

— Ах, чтоб его!

Он поднимает тяжелую бутыль к свету. Дважды на этой неделе — вор явно наглеет.

— Пожалуйста, Уэйн, — говорит с постели Карен. — Тебе все мерещится.

— Мерещится? Да там уже долларов четырех не хватает!

— Подумаешь, четыре доллара из двух сотен.

— Не в том дело, Карен. Это же наш отпуск. Ты хочешь, чтобы один из наших детей воровал у своей собственной семьи? Елки-палки! Хочешь, чтобы так делали твои дети? Кого мы растим, а?

— Ложись спать.

Руки Уэйна дрожат. Его сын или дочь! Ну и ну!

— Не может быть, — говорит Кен.

— Тогда кто? Карен?

— Да нет. Нет, конечно.

— А по-твоему, ко мне повадился домушник? И каждый раз уносит по паре монет?

— Нет. Но твои дети? Черт возьми, да у тебя шикарные дети, Уэйн!

Ну да, шикарные. Получают пятерки. Не хамят. Отморозками уж никак не назовешь. Уэйн прижимает ладони к обшарпанному краю барной стойки.

Дверь за ними открывается — это секретарша Конни из профсоюза, та, что слаба на передок. Она проходит по бару, сыпля приветами направо и налево. Потом они с Кеном изо всех сил прикидываются, будто между ними ничего нет.

— Ага, шоу Кена с Уэйном. Как жизнь, ребята?

— Салют, Конни, — говорит Кен. — Сама-то как? — Будто это не он заправлял ей у себя в машине вчера вечером.

Они взяли только по второй кружке, но Уэйну уже хочется уйти. На часах у него без десяти двенадцать. Кто-то завел музыкальный автомат, опять эту долбаную Энн Марри. Стук бильярдных шаров. Уэйн припечатывает кружку к стойке.

— Ну, мне пора...

— Да погоди, дружище, — говорит Кен, больше для порядка. Уэйн его не винит. Оттруби-ка ночь в электролизном цеху, подыши вонючим паром — небось после этого залезешь на Конни! Уэйну нравится думать, что если она подкатится к нему, он скажет нет — до Карен ей далеко, — но где-то в глубине души он

Вы читаете Вор
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату