Загрузка...

Ли Бреккет

Рыжая звезда

1

Старк бросил последний взгляд на Пакс с небольшого корабля, который уносил его с планеты на спутник, где был расположен космопорт. И сейчас Старк впервые за время своего пребывания на Паксе получил удовольствие.

Пакс был главной планетой системы Веги, и основным предметом его гордости являлось то, что здесь не выращивалось ни единого зерна какого-либо злака, не изготовлялось ни одной полезной вещи.

Это была планета-город. Город рос в небо. Он занимал каждый клочок земли, поглощал небольшие моря и океаны. Он забирался под землю этаж за этажом. Некоторые его части и районы были специально приспособлены и оборудованы для проживания негуманоидов. Огромные корабли прибывали в космопорт на спутник, а затем все переправлялись на Пакс с помощью небольших грузовых кораблей. На Паксе жили только администраторы, дипломаты и компьютеры.

Пакс был единственной планетой — центром Галактического Союза, демократической федерации звездных миров, расположенных на Млечном Пути. В него совершенно случайно входили небольшие миры, затерявшиеся на окраинах Галактики, вроде того, что образовался вблизи маленького солнца. Именно здесь, на Паксе, миллионы проблем, беспокоящие миллионы людей, населяющих тысячи разных миров, фиксировались на компактных магнитных лентах, перфокартах, листах бумаги. И вся эта информация хранилась здесь и была доступна любому, кто ею интересовался.

Старк подумал: безумный мир, населенный бумажными людьми.

Саймон Аштон был сделан не из бумаги. Время и повышения в планетной администрации привели его в удобный офис Министерства Планетарных дел, в комфортабельные апартаменты, которые находились в доме, возвышающемся вверх на целую милю. Дом был обеспечен всем необходимым и Аштону можно было совсем не выходить оттуда, если бы не его служба. Но Аштон, как и некоторые его коллеги по министерству, не довольствовался спокойной семейной жизнью в этом доме. Он часто выходил во внешний мир, понимая, что многие проблемы необходимо решать на месте, а не получая информацию только от легиона мигающих сигнальными лампами вычислительных машин.

Он часто выходил во внешний мир. И вот однажды он не вернулся.

Старк получил известие об этом, когда был на одной из планет, не входящих в Союз. Это была планета, где люди вроде него могли немного расслабиться. Он был, как говорили раньше, одинокий волк, то есть, человек, не имеющий хозяина. А в обществе ведь каждый подчиняется кому-либо. Он использовал свои способности только тогда, когда этого хотел. В основном он старался, когда ему хорошо за это платили. Он был наемником, так как всегда велись мелкие войны, как внутри Союза, так и вне его. И всегда было много тех, кто просил его помощи. И Старк мог вести такую жизнь, которая ему нравилась и для которой он был создан. Он мог позволить себе делать то, что умел делать лучше всего.

Драться.

Он начал бороться еще до того, как научился стоять на ногах. Старк родился в шахтерской колонии на Меркурии и ему сразу же пришлось драться за место в жизни на этой планете, совершенно не приспособленной для существования людей. Родители его умерли, а его воспитатели аборигены вели жалкое полуживотное существование вдали от залитых солнцем долин. Он боролся, но без успеха, с людьми, которые убили его приемных родителей, а его заточили в клетку, как невиданное животное. Теперь он боролся за то, чтобы остаться человеком, не превратиться в зверя.

Но ему не удалось бы это, если бы не Саймон Аштон.

Старк хорошо помнил жгучую боль побоев, обжигающий холод железных прутьев решетки, издевательский хохот людей, которые мучили его. Затем пришел Аштон и это было началом жизни Эрика Джона Старка и концом жизни И Хана — человека без племени.

Дважды осиротевший, Эрик постепенно признал Аштона своим отцом. Более того, он признал его своим другом. Все годы пока Старк рос, он общался только с Аштоном, потому что они жили на отдаленных и пограничных планетах. Доброжелательность Аштона, его советы, сила, терпение, обаяние — все это навечно впечаталось во все существо Старка. Ведь даже свое имя он получил благодаря Аштону, который перевернул все записи шахтерской компании Меркурия, чтобы найти имена его родителей.

Теперь Саймон Аштон исчез, пропал, испарился где-то в мире рыжей звезды, расположенной на окраинах созвездия Ориона.

Эта только что открытая звезда называлась Скэйт, и она вряд ли была кому-либо известна, кроме сотрудников Галактического Центра. Скэйт еще не входила в Союз, но там было его консульство. Кто-то связался с Союзом, прося его помощи. Аштон направился туда, чтобы на месте разобраться, в чем дело.

Возможно, Аштон превысил свои полномочия. И все же Центр сделал все, что мог. Но местные власти закрыли консульство и запретили въезд гражданам Союза. Все попытки узнать что-либо о месте пребывания Аштона или хотя бы о причинах его исчезновения наталкивались на глухую стену отказов.

Узнав обо всем этом, Старк сел на первый же подходящий корабль, который доставил его в Галактический Центр. Поиски Аштона стали его кровным делом.

Недели, которые он провел на Паксе, не были легкими и приятными. Он проводил все время в поисках и исследованиях, проведя которые, знал уже достаточно много. Он был рад, когда пришло время уезжать. Ему не терпелось начать работу.

Город-планета постепенно исчезал в туманной дымке. Старку стало легче дышать. Вскоре огромный лабиринт космопорта поглотил его. Здесь его перекидывали от стойки к стойке, фиксировали, записывали и, наконец, он оказался в трюме небольшого грузового корабля, на котором ему предстояло проделать треть пути до того места, куда он отправлялся. Старк еще трижды пересаживался с корабля на корабль. Причем, каждый следующий был хуже предыдущего, и в конце концов, он оказался на старом, разболтанном корабле

— единственном, который обслуживал Скэйт.

Все время путешествия он провел в изучении информации о Скэйте и его жителях, которую он изучал еще на Паксе. Со своими спутниками Старк не сжился. Его сосед по каюте жаловался попутчикам, что Старк во время сна ворочается и рычит, как зверь, а во взгляде его светлых глаз было что-то такое, что их очень беспокоило. За спиной они называли Старка дикарем и не старались вовлечь его в свои дела, развлечения, споры, рассказы о прошлом.

Корабль по пути останавливался на некоторых планетах, но все же в конце концов добрался до солнечной системы, затерянной в созвездии Ориона.

Пошел уже четвертый месяц по стандартному Галактическому времени с момента исчезновения Аштона.

Старк уничтожил магнитные записи и собрал свой небольшой багаж. Старый, дрянной, разболтанный корабль приземлился в таком же дрянном космопорте Скэйта, единственном на планете, и высадил пассажиров.

Старк был первым, кто сошел с корабля.

В бумагах было записано его собственное имя, которое здесь ничего не говорило и не вызывало подозрений. Однако там не упоминалось, что вылетел он сюда с Пакса. В бумагах говорилось, что он землянин, что было правдой, и занимается скупкой и продажей различного рода редкостей, что было ложью. У барьера два огромных таможенника конфисковали его станнер, предназначенный только для обороны. Они также перекопали весь его багаж в поисках другого оружия. Затем Старк прослушал лекцию на плохом универсальном языке о тех законах и правилах, которые регулировали жизнь на Скэйте. После этого ему было разрешено покинуть космопорт, но предварительно было сказано, что все дороги из космопорта и Скэйта закрыты для инопланетян. Так что Старк не имел права покидать город ни при каких

Вы читаете Рыжая звезда
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату