• 1
  • 2
Загрузка...

Алексей Евтушенко

Девушка из «Сфинкса»

Теряя остатки человеческого достоинства и приличного вида, я вывалился из переполненного автобуса на февральский тротуар. И тут же, разумеется, поскользнулся. Чтобы удержаться на ногах, мне пришлось совершить какое-то невероятное по сложности телодвижение, в результате которого руки намертво вцепились в планшет из фанеры, прибитый к забору близлежащей стройки.

«Предсказание будущего» — машинально прочитал я и сделал шаг назад.

Забор был зеленый, планшет — оранжевый, и к нему какой-то шутник прикрепил кнопками газетный лист. Крупная, в половину листа, реклама на этом листе гласила:

АО «Сфинкс» предлагает следующие виды услуг:

1. Психофизическая разгрузка.

2. Общее оздоровление и омоложение организма.

3. Предсказание будущего и разработка моделей настоящего.

4. Практическая помощь в осуществлении мечты. Мы помогаем сразу.

Тут же имелся адрес АО «Сфинкс» и несколько телефонов, по которым в случае нужды следует немедленно звонить.

Хорошо бы как-нибудь на досуге психофизически разгрузиться, — подумал я, отлипая взглядом от газеты, и пошел навстречу злющему ветру.

Не знаю, как для вас, а для меня приход весны — это всегда неожиданное событие. То есть уже вовсю лопаются почки, из-под замусоренной земли городских газонов лезет новая трава, поют всякие там птицы, и, конечно же, пригревает солнце. Тут-то я и выпадаю из привычной круговерти дел и — вдруг — осознаю, что сижу, например, на сухой и теплой лавочке какого-нибудь бульвара или, скажем, парка, а вокруг меня все эдак нежно и тревожно. И девушки, оказывается, давно сменили шубы и дубленки на весенние пальто и плащи, распахнутые полы которых неожиданно открывают пытливому взору какие- нибудь весьма соблазнительные ноги и соскучившуюся за зиму по солнцу и мужским взглядам грудь…

…И тут наваливается откуда-то и совершенно неожиданно вязкая усталость пополам с тоской, хороший весенний день стремительно тускнеет, а прожитая уже жизнь кажется никчемной, очень скучной и до отвращения пустой.

«Чем я занимаюсь? — думалось мне. — На что трачу годы, месяцы и недели, не говоря уже о днях и часах — своего, как доподлинно известно, — единственного и неповторимого существования? А ведь есть, кажется, и способности, и здоровье, и молодость еще не совсем прошла. Бросить все к черту… Заняться главным… А что — главное и что именно бросать? Где она, цель жизни, да и была ли вообще?» Я стиснул зубами сигарету и напряг образную память.

Ну?!

Громадный зал, полный народа, цветы, летящие на сцену, крупные заголовки газет с моей фамилией на первой полосе, хрустящие пачки денег, иноземный, сверкающий лаком и краской автомобиль за сотню тысяч долларов, какой-то умопомрачительный особняк суперсовременной архитектуры на берегу то ли моря, то ли океана, разнообразные, казалось бы, девицы, но все почему-то одинаково длинноногие и светловолосые, вечное лето, шампанское в ведерке со льдом, яхта…

О черт, все — не то. Стандартный набор дорогих атрибутов, мать их. Эрзац-счастье. Душа и сердце заставлены и завалены этими неисчислимыми и завораживающе блестящими атрибутами-пустышками. И только где-то в самой середине, в самом что ни на есть центре этой середины — маленькая комната со свежевымытым дощатым, чуть рассохшимся полом и деревянной мебелью простой, но ручной работы. Стол, обширный и прочный, а на нем — лист бумаги девственной чистоты, и свет падает откуда-то сверху и сбоку. Эдакий веселый, но неназойливый поток света явно не искусственного происхождения. И, возможно, шум сосен за распахнутым окном, и воздух, который можно пить, и женщина, зовущая ужинать…

Да, что-то в этом роде. Непонятно, правда, и, если подумать, тоже достаточно скучно. К тому же, если лезть дальше, в глубь образа, вовсе полная чепуха в голове начинается и полный бред. Типа шумного выводка внуков и небольшой толпы вежливых представителей средств массовой информации. Поодаль. Они, значит, поодаль и ждут, когда мэтр соизволит к ним спуститься… Н-да. Уж лучше, пожалуй, яхта и десяток одинаково длинноногих девиц.

Так. На фиг. Отбросить все лишнее. Лишнее все отбросить.

Я отбросил потухшую сигарету, поднялся с теплой сухой скамейки и вновь обрел способность видеть и ощущать реальный мир.

И немедленно увидел.

Двухэтажный особняк начала прошлого века тихо сиял бело-голубым фасадом в глубине двора за кованой чугунной решеткой на противоположной стороне бульвара. По обе стороны от парадного входа на постаментах возлежали гипсовые копии древнеегипетского Сфинкса.

Уменьшенные.

Я мысленно ухватился руками за оранжевый планшет на зеленом заборе февральской стойки.

Вспомнился тут же и разговор, слышанный что-то с месяц назад то ли в троллейбусе, то ли в трамвае о том, что угадывают, угадывают они в этом самом «Сфинксе» прошлое. И будущее тоже знают — доподлинно известно, и якобы даже кто-то из очень — понимаете, очень! — высоких начальственных сфер, чуть ли не САМ, посетил этих сивилл и кассандр, и сказали ему там такое…

Я пересек бульвар.

Толкнув резную высокую дверь, я очутился в обширном и светлом холле. Паркетный пол, широкая лестница на второй этаж, мягкий свет с подвесного потолка, несколько хороших кресел вокруг низкого столика с десятком глянцевых журналов на нем, стойка охраны и секретаря, аппарат с питьевой водой. Стандартный и не очень дорогой, но и не из совсем дешевых набор. Подобный интерьер можно встретить в какой-нибудь весьма успешной стоматологической клинике.

Откуда-то сбоку ко мне скользнул молодой человек спортивного вида с нарисованной улыбкой и внимательным льдистым взглядом голубых глаз.

— Здравствуйте. Вы по какому вопросу?

Он стоял так, что вольно или невольно загораживал проход к лестнице.

— Здравствуйте. Собственно, я предполагал стать вашим клиентом, — внутренне усмехаясь, произнес я заранее заготовленную фразу. — Хотелось бы, знаете ли, узнать свое будущее. Опять же, практическая помощь в осуществлении мечты не помешает…

…Дверь за моей спиной хлопнула, меня сильно толкнули, и человек в кожаном плаще, стремительно огибая моего собеседника, кинулся к лестнице и на ходу крикнул:

— Готовы?!

— Однако! — сказал я громко в его спину. Кожаный плащ уже ухватился за перила и прыгнул через две ступеньки, когда сверху послышался шум и на лестничной площадке, причудливо освещаемой витражным арочным окном, появились трое: двое мужчин и девушка.

За те две-три секунды, в течение которых молодой и спортивный отвлекся на происходящее, я успел ее разглядеть.

Она спускалась по лестнице и держала под руки мужчин в одинаковых серых пальто.

У нее были великолепные ноги с маленькими круглыми коленками, черные, видимо, очень густые волосы и яркий синий взгляд. Коричневое вязаное платье и светлый плащ нараспашку эффектно подчеркивали…

— Извините, но мы все должны срочно выехать по неотложному делу и не можем вас сейчас принять. Позвоните завтра или послезавтра по телефону, указанному на рекламном щите при входе.

Я вдруг понял, что меня мягко, но неуклонно выпихивают за дверь. Подчиняясь напору, я вышел сам и тут же увидел, как по асфальтовой дорожке на меня быстро идут человек шесть-семь здоровенных «братков». У двоих — резиновые дубинки в руках…

…Что я успел, так это отскочить в сторону на молодую травку газона, и тут же началось кино.

  • 1
  • 2
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату