Загрузка...

Кэтрин Коултер

Как принцесса из сказки

Глава 1

Неподалеку от Плам-Ривер, Мэриленд

На дворе стоял конец октября. День выдался холодным, резкий ветер срывал с деревьев последние разноцветные листья. Ветхий сарай, на котором еще сохранились следы красной краски, казался еще более убогим в почти неестественно ярких лучах осеннего солнца. Подобного рода обломки прошлого редко хранят в себе очарование, присущее другим, более живописным развалинам.

Специальный агент ФБР Диллон Савич крался вдоль боковой стены сарая, держа наготове «зиг- зауэр». Умение передвигаться бесшумно требовало немалой дисциплины и практики, зато теперь он мог подобраться даже к мыши. Остальные трое агентов, одним из которых была его жена, находились сзади, футах в двадцати, прикрывая его, готовые, если понадобится, рассыпаться во всех направлениях, вести огонь и надеяться на легкие защитные жилеты, которыми снабдило их родное бюро. Еще с дюжину агентов медленно пробирались по другой стене. Всем им было приказано дожидаться сигнала от Савича. Шериф Дейд из округа Джедбро и три его помощника засели в густой кленовой роще футах в тридцати от остальных. Один из помощников, бывший снайпер, не спускал с сарая глаз. До сих пор операция шла достаточно гладко, что, по мнению Савича, несказанно удивляло всех, хотя никто не говорил об этом вслух. Оставалось надеяться, что так будет и дальше, хотя любая случайность могла все испортить. Но ничего не поделаешь: значит, придется как-то выпутываться.

Сарай был больше, чем хотелось бы Савичу: просторный сеновал и слишком много темных уголков, для того чтобы операция такого рода могла удаться. Слишком много закоулков, слишком много местечек, из которых в любую минуту вылетит веер пуль.

Идеальное укрытие для Томми и Тимми Таттлов, которых прозвали «чародеями». Они исколесили всю страну и напрочь исчезли из вида в Мэриленде, вместе с двумя мальчиками-подростками, которых похитили прямо из школьного гимнастического зала в Стюартвилле, милях в сорока отсюда, где те мирно играли в баскетбол. Савич был уверен, что они стремились именно в Мэриленд. Доказательств у него не было, просто он нутром чувствовал, что их не зря сюда тянуло. Аналитики не могли сказать ничего определенного, кроме того, что Мэриленд находится на побережье Атлантики и, следовательно, дальше, на восток, им пути нет.

Но тут «Макс», лэптоп Савича, углубился в файлы отделов актов гражданского состояния. И обнаружил, что Мэрилин Уорлуски, двоюродная сестра братьев Таттл, которая семнадцать лет назад родила ребенка от Томми Таттла, по странному совпадению владела узкой полоской земли рядом с довольно большим кленовым лесом, что лежал неподалеку от извилистой Плам-Ривер. И на этом жалком клочке находился сарай, большой старый сарай, которым много лет никто не пользовался. Савич довольно потер руки.

И вот несколько часов спустя они появились здесь. Никаких следов машины они не обнаружили, но Савич не волновался. Старая «хонда» скорее всего тоже укрыта в сарае.

Он затаил дыхание и прислушался. Птицы перестали петь. Тишина была тяжелой, гнетущей, словно даже животные предчувствовали, что сейчас произойдет, и инстинктивно понимали: ничего хорошего ждать не приходится.

Савич опасался одного: что братцы Таттл давно смылись и все, что они найдут, — тела жертв, Донни и Роба Артуров, омерзительно изуродованные, истерзанные до неузнаваемости, брошенные в зловеще-черном кругу.

Савич больше не хотел нюхать кровь. Не хотел видеть очередную смерть. Не сегодня. И никогда.

Он взглянул на свои часы с Микки-Маусом. Пора проверить, засели ли негодяи в сарае. Пора сделать бросок. Пора начинать шоу.

«Макс» нашел план сарая, начерченный лет пятьдесят назад, задокументированный в компьютеризованных отчетах графства и с тех пор хранившийся… Где?

План в конце концов оказался в старом шкафу с документами в подвале управления землеустройства. Все достаточно ясно: кроме переднего входа, имелся еще один, маленький и узкий, на западной стороне, скрытый за колючим голым кустом. Только-только чтобы втиснуться.

Савич оглянулся, махнул пистолетом троим агентам, выглядывавшим из-за угла: сигнал оставаться на месте, — лег на живот, осторожно приоткрыл низкую дверь и пополз, опираясь на локти.

В сарае царил странный полумрак, словно на улице уже спускались сумерки. Пылинки водили хороводы в кинжально-узких лучах, пробивавшихся из верхних окошечек, где от стекол остались только торчавшие в рамах осколки. Савич немного полежал, дожидаясь, пока привыкнут глаза, и увидел разбросанные повсюду вязанки сена, такие древние, что казались окаменевшими, останки ржавых механизмов и две потрескавшиеся деревянные колоды.

И тут он заметил ее. В дальнем углу находилась еще одна дверь, не более чем в двадцати футах справа от двойных передних дверей сарая. Должно быть, кладовка, которая не была показана на плане. Савич различил силуэт «хонды», которую загнали в дальний угол. Братья, вне всякого сомнения, засели в кладовой. А Донни и Роб Артуры? Пожалуйста, Господи, пусть они будут живы!

Он должен знать точно, кто где находится, прежде чем звать остальных агентов. Все спокойно. Мертвенно-спокойно.

Савич поднялся и, пригнувшись, водя дулом пистолета из стороны в сторону, побежал к кладовой. Легко. Бесшумно. Даже дыхание не сбилось. Оставалось только прижаться ухом к полусгнившей двери.

Оттуда раздавался мужской голос, сильный и чистый. И очень рассерженный:

— Слушайте, вы, маленькие ублюдки, настало время ступить в круг! Вурдалаки голодны и хотят вас. Они велели мне поспешить. Желают искромсать вас своими ножами и топорами: видите ли, им это нравится. Только на этот раз они сунут вас в свои дорожные сумки и улетят. Черт, может, вы в конце концов и окажетесь на Таити, кто знает. Раньше они никогда этого не делали. Впрочем, нам наплевать. А вот и Вурдалаки!

И он рассмеялся — молодым, звонким, высоким смехом, смехом счастливого безумца. Смехом, от которого в жилах Савича заледенела кровь. Ему вторил другой голос, на этот раз гораздо более низкий:

— Да, почти готовы для Вурдалаков. Нельзя же их оставить с носом, верно? Шевелитесь, маленькие ублюдки!

Топот ног, крики не помнящих себя мальчишек, проклятия и удары… Именно в этот момент Диллон заметил огромный, криво нарисованный черный круг на расчищенной части провалившегося деревянного пола.

Время «Ч». И нет ни минуты, ни секунды, чтобы позвать остальных.

Савич едва успел спрятаться за вязанкой почерневшего сена, прежде чем появился один из братьев, толкавший перед собой бледного измученного мальчишку, исхудавшего до того, что сваливались грязные штаны. Это был Донни Артур. За ним притащили второго, четырнадцатилетнего Роба Артура. До сих пор Савичу не доводилось видеть такого ужаса на лицах подростков. Если он окликнет Таттлов сейчас, они мгновенно используют мальчишек вместо щитов. Нет, лучше подождать. Но что это за идиотская болтовня о вурдалаках?

Братья пинками загнали подростков в центр круга.

— Попробуйте пошевелиться — и я выну нож и пробью одному из вас ногу. Приколю, как бабочку к стене. Тамми проделает то же самое со вторым. Уж она не промахнется! Понятно, маленькие ублюдки?

Тамми? Она? Нет, они ведь братья, Тимми и Томми Таттл, весьма соблазнительная для репортеров аллитерация. Нет, он, должно быть, не так расслышал.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату