Загрузка...

– Теперь понял. Трагическая история. Надеюсь, что она никак не связана ни с вашим мужем, ни с его братом. Возможно, там были другие мотивы.

– Мы на это и рассчитываем. Но на всякий случай он появляется повсюду со своими телохранителями. Даже когда выезжает за границу, его сопровождает помощник, который раньше работал в службе безопасности «ЛУКойла».

– Значит, он почти гарантировал свою безопасность. Но ваш супруг решил на всякий случай пригласить и меня.

– Не только поэтому. Еще и потому, что я его об этом попросила. Вы умный человек и не обидитесь, узнав всю правду. Я была в этом убеждена. А пытаться вас обмануть мне совсем не хотелось.

– Я это оценил. Поэтому обязательно приеду. Только прилечу не на Родос, а в турецкий Бодрум. Оттуда доберусь до вас на подходящем катере или яхте.

– Только позвоните заранее, чтобы вас встретили в порту. Вы можете записать мой номер телефона. Он всегда у меня включен. Все двадцать четыре часа.

– Назовите цифры, и я их запомню, – предложил Дронго.

Эльза сделала это и добавила:

– Я действительно рада, что вы придете, и не думайте ничего иного. Мне будет просто приятно вас снова увидеть. А помогать родственнику моего мужа или нет, вы сможете решить сами. Если захотите, конечно.

– Спасибо. Я всегда так и поступаю. Мне тоже будет приятно увидеть вас спустя столько лет. До встречи.

Он снова положил телефон на столик, уселся на стул и задумался. Ничего так просто не бывает. В этом Вейдеманис прав. Даже немного обидно, что о нем вспоминают только в подобных случаях. Но, с другой стороны, чем он недоволен? Это действительно его профессия, подлинная страсть. Он занимается расследованиями тяжких преступлений уже много лет, находя в этом не только источник существования, но и своеобразную гимнастику для своего разума.

Забавно было бы отговаривать Шерлока Холмса от дальнейших расследований. Или комиссара Мегрэ. Хотя в этом случае пример некорректный. Все-таки комиссар был государственным чиновником. Лучше вспомнить Эркюля Пуаро, который тоже вел частные расследования. Этому бельгийцу никогда бы не пришло в голову жаловаться на судьбу или на сложность своих расследований.

Вспомнив разговор со знакомой, он снова поднял телефон и набрал номер Вейдеманиса.

– Нас редко любят бескорыстно, – глухо сообщил Дронго. – Я только сейчас разговаривал с мадам Кульчицкой. Кроме приятных воспоминаний она сообщила, что несколько месяцев назад был убит племянник ее мужа со стороны супруги. Его застрелили прямо на улице. Теперь брат ее мужа нигде не появляется без личной охраны. Интересная история?

– Наверное. Как его зовут?

– Пока ничего не знаю. Это нужно выяснить тебе. Постарайся сделать все это как можно быстрее, чтобы я прибыл на Родос, уже имея какую-то информацию.

– Хорошо, – согласился Эдгар. – Все сделаю. Ты только немного потерпи.

Дронго снова положил телефон на столик и заставил себя забыть о беседах, состоявшихся только что.

Вейдеманис позвонил ему через два дня.

– Мне удалось узнать некоторые подробности этого дела, – сообщил Эдгар. – Брата Кульчицкого зовут Михаил Степанович. Фамилия у него та же. Он является одним из совладельцев компании, которая занимается добычей минеральных удобрений и различных нитратов. Этот Михаил Степанович считается достаточно обеспеченным человеком. Если его старший брат владеет медиахолдингом, который на сегодня оценивается примерно в сто, максимум – сто пятьдесят миллионов долларов, то Михаил Степанович имеет примерно в два раза больше. Совершенно очевидно, что этих денег ему хватает не только на булавки. У него большой загородный особняк, квартиры в Москве и в Майами, дом в Германии. Эта недвижимость оценивается примерно в семьдесят миллионов долларов. В общем, он тоже не самый бедный человек в нашей стране.

– Это я уже понял, раз он взял себе личную охрану. Что удалось узнать о его племяннике?

– Парня действительно застрелили два месяца назад, когда он подъехал к своему дому. Племянник был первым вице-президентом компании, которой руководил муж его тети, этот самый Михаил Степанович. Убитого парня звали Зигат Бикбаев. По отцу он был башкиром, по матери – украинец. Его мать, Наталья Николаевна Дрозд – родная сестра Инны, которая в настоящее время является супругой Михаила Степановича Кульчицкого. Честно говоря, я пытался найти какие-то дополнительные сведения об этом преступлении, даже звонил знакомым в следственный комитет, но пока ничего конкретного узнать не удалось. Непонятная, весьма темная история. Убийца демонстративно ждал свою жертву в машине, которую снимали сразу несколько видеокамер. Затем он вышел, выстрелил в молодого человека пять раз подряд и даже оглянулся на камеру. Пока нет никаких комментариев по поводу этого преступления. Непонятно даже, почему его убили. Конечно, следователи отрабатывают служебную версию, как обычно бывает в подобных случаях. Пытаются выяснить, не пересеклись ли интересы компании с какими-то конкурентами или с бандитами. Но пока никаких реальных версий нет. С личной жизнью у него тоже все было в порядке. Молодой человек не был женат, хотя встречался с некоторыми молодыми женщинами, в том числе с одной известной моделью. Но с ней он порвал еще в прошлом году. Я нашел на сайте компании его фотографию. Можешь посмотреть сам. Высокий, красивый молодой человек почти славянской внешности. Очевидно, он был больше похож на свою мать, чем на отца. Я уже переслал тебе все полученные данные, в том числе и снимок. Он имел западное образование, окончил колледж в Швейцарии, потом учился в Лондоне на экономиста. Сначала его отец управлял компанией вместе с Михаилом Кульчицким, затем передал все дела сыну. Очень перспективный молодой человек. Непонятно, кому могло понадобиться его убийство. Расследование идет, но пока нет никаких подвижек, – закончил Вейдеманис.

– Бизнес связан с минеральными удобрениями!.. Я вспомнил, что слышал о каких-то неприятностях крупной российской компании в Белоруссии, – сказал Дронго. – Кажется, они занимались совместной добычей и переработкой калия. Это не могло быть каким-то образом связано с убийством Зигата Бикбаева? Руководителя российской компании – кажется, его фамилия Баумгартнер – даже арестовали в Минске, а совладелец компании Сулейман Керимов срочно продал кому-то свои акции. Кажется, Прохорову.

– Я в курсе этой истории. Все проверил, – сообщил Эдгар. – Тут нет абсолютно никакой связи. Они не занимались калием и не работали с Белоруссией. Убийство расследуется, отрабатываются все возможные версии, но пока ничего толкового не найдено.

– Неудивительно, что Михаил Степанович нанял себе охрану, – пробормотал Дронго и осведомился: – У них есть дети?

– У кого? – уточнил Вейдеманис.

– У всех. Начни с Кульчицких, – предложил Дронго.

– У старшего брата есть дочь Лионелла. Ей двадцать пять лет. Я тебе об этом рассказывал. У Эльзы Мурсаевой сын. Он постоянно находится в Лондоне. У него есть подруга, они живут вместе уже два года. Он носит фамилию матери. У Михаила Степановича тоже есть дочь и сын. Алле девятнадцать, Павлу двадцать четыре. Дочь учится в Москве, на врача. Сын уже окончил юридический факультет МГУ и сейчас стажируется в одной столичной юридической компании. У Бикбаевых осталась дочь Залина, которой двадцать два года. Она учится во Франции, в каком-то художественном колледже. Точнее мне пока узнать не удалось.

– Кто из них приедет на юбилей старшего Кульчицкого?

– Точно не знаю. Наверное, соберутся все родственники. Этого я пока выяснить не успел.

– За два дня ты накопал более чем достаточно, – пробормотал Дронго. – Хотя мне хотелось бы получить и более подробную информацию о компании, где работал погибший. Кому отошли его акции после убийства молодого человека?

– Наследники первой очереди, это родители или дети, – напомнил Вейдеманис. – Сестра Залина уже совершеннолетняя. Все акции вернулись к его отцу. Он очень тяжело переживает эту трагедию.

– Представляю себе, – пробормотал Дронго. – Родным и близким убитых всегда бывает очень больно.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

5

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату