Загрузка...

На Эшли накатила волна головокружения. Белая как полотно, она покачнулась и ухватилась за спинку дивана. Невероятно. Это не могло быть правдой. Тим не знал, с кем у нее была связь, когда она училась в университете. Почему-то Сьюзен ухватилась за дело не с того конца.

Склонившись над баром, Арнольд бормотал, точно сам с собой:

— Разве мы виноваты? Парень вырвался из-под контроля.

— Как Тим мог сесть… в машину Вито? — с трудом проговорила Эшли.

Арнольд сделал большой глоток виски. Он забыл предложить ей выпить. И эта рассеянность говорила, что он испытывает сейчас, лучше всяких слов.

— Прости, дорогая. Ты все еще ничего не знаешь. Ведь так? Поверь мне, тебе будет мудрее не знать, — мрачно ответил он.

— Арнольд! — Эшли хотелось закричать и встряхнуть его, расшевелить. — Мне надо знать, что происходит!

— Тим ходит в школу… — он глубоко вздохнул, — с племянником… ммм… Кавальери. С Пьетро.

— Он никогда не говорил мне об этом! — вырвалось у Эшли.

— До недавних пор Тим не имел ни малейшего представления о прежней связи между нашей семь ей и кланом Кавальери. — На лице Арнольда резче проступили морщины, показывая его напряжен ность. — Одно время, поверишь или нет, два парня были неразлучными друзьями. Пьетро всегда крутился в толпе крутых ребят, а Тим пользовался у них популярностью. В тот раз скандал в ночном клубе начал Пьетро. Но поскольку у клана Кавальери больше влияния, чем у нашей семьи, бедный Тим оказался козлом отпущения…

— Какой скандал? — безжизненным голосом перебила Эшли.

— Весной Тим отвечал на слушаниях у судьи за беспорядок, приведший к ущербу собственности, — простонал Арнольд. — А все началось с драки.

— Почему мне никто не сказал? — Эшли была потрясена.

— Ради справедливости скажу, что Пьетро подрался со скверными парнями, — вздохнул Арнольд. — И после истории в ночном клубе Тим понял, что его подставили, чтобы не запятнать другого. Клуб не собирался сообщать суду об участии Кавальери.

— Так это не первое обвинение против Тима? — поразилась Эшли.

— После того случая дружба с Пьетро дала трещину. Но последний месяц Тим ходил в компанию, которая собиралась в доме Кавальери, — с явной неохотой рассказывал Арнольд. — Кто-то там определил, что он твой брат. Да еще парни повздорили из-за девушки. Пьетро бросил несколько обидных замечаний насчет… твоих прежних от ношений с его дядей. Итог — драка.

У Эшли подогнулись колени, и она, сделав пару шагов, опустилась в ближайшее кресло. Желудок скрутило, к горлу подступала тошнота. Арнольд старался избегать ее полного муки взгляда.

— Дело на этом не кончилось, — продолжал Арнольд. — Пьетро и его друзья продолжали дразнить Тима в школе. В прошлом месяце четверо из них загнали Тима в угол и избили.

Невнятный возглас отчаяния сорвался с бескровных губ Эшли. Она вспомнила, как Тим не хотел рассказывать о том эпизоде. Она так ничего и не добилась от него. Тим, уставясь в стену, молчал, а когда она пыталась настоять, взорвался и чуть не убежал. В конце концов Эшли решила, что взаимопонимание, недавно установившееся с Тимом, было еще слишком хрупким и слишком дорогим для нее, чтобы рисковать.

Она покачала раскалывавшейся от боли головой.

— Продолжай:

— Сьюзен и я крайне встревожились, когда он не захотел рассказать нам, чем вызвано нападение. Мы подумывали о том, чтобы пойти в школу. Но я понимал, Тим найдет это унизительным, и, кроме того, надеялся, что на этом все и кончится. Жаль, что не настоял тогда.

— Но понему он не захотел ничего рассказать? — Эшли не могла понять.

— Взгляни на все реально, — посоветовал Арнольд. — Тим очень привязан к тебе. Нам он не так доверял, чтобы рассказать о случившемся. — Арнольд несколько смешался, но потом продолжал: — И как ни сильно я люблю жену, но ее поведение нахожу смешным. Уже двенадцать лет мы вместе, а Сьюзен все еще отчаянно старается заслужить одобрение отца. И ради этого готова вычеркнуть из своей жизни единственную сестру лишь потому, что он так хочет.

В голове Эшли будто воспламенился уголь. Она невольно прикусила язык и почувствовала вкус крови. Сьюзен в детстве тоже пришлось несладко. Только ее отец мучил по-другому.

— Я сожалею, — прошептала она.

— Тебе не за что просить прощения. Тим выплачивал свой личный долг, — подчеркнуто твердо проговорил Арнольд. — Он пробрался на задний двор дома Кавальери, сел в машину, включил мотор и… принялся крушить все, что попадалось на пути. Поймать его не поймали. Но его видели.

Эшли испытывала почти физическую боль. Ее прошлое жестоко ворвалось в настоящее Тима. Его спровоцировали на драку, унизили и толкнули на ответный удар.

— Против него выдвинуто обвинение?

— Конечно. Кавальери владеют одним из крупнейших в Европе банковским концерном. Тиму трудно будет выбраться из этой заварушки. Но он сам влез в нее.

— Как ты можешь говорить такое? — Потрясение моментально привело ее в чувство. Эшли вскочила. — Он защищал меня и сейчас должен расплачиваться за это. — Слезы потекли по щекам.

— Уничтожение чужой собственности вряд ли можно назвать галантным способом защиты сестры.

— А что еще он мог сделать? — выдохнула Эшли. — Согласна, он вел себя глупо. Но семья Вито такая безмерно богатая и могущественная. Как еще он мог затронуть их!

— Мы найдем ему самого лучшего адвоката, какого можем себе позволить, — натянуто проговорил Арнольд. — Но этим должен заняться твой отец. На поведение Тима давно надо было обратить внимание.

— Я поднимусь наверх к нему. — Ей не хотелось тратить время на изощренные банальности зятя. Теперь они не помогут брату.

Тим сидел в изножье кровати, засунув руки с побелевшими костяшками между колен, золотоволосая голова опущена вниз.

— Я не знал, что ты здесь, пока не услышал внизу твой голос, — не поднимая головы, бросил он.

— Арнольд все мне рассказал. — Колени подогнулись, и Эшли прислонилась к двери. — Тим, зачем? Зачем? Вито ничего не сделал тебе…

— Не сделал? — Он вскинул голову. — А тебе? — с горечью спросил брат. — Он сломал тебе жизнь. Тебе пришлось бросить университет. Тебе не разрешается приезжать в собственный дом. Ты живешь в вонючей каморке, работаешь в недостойном тебя месте. И все из-за него!

Горечь брата кромсала ее будто множество ножей.

— И мелкий подонок, Пьетро, сквернословит о тебе так, будто его дядя совершил подвиг, которым можно гордиться!

— Ты не знаешь, что произошло между Вито и мной, — попыталась Эшли остановить Тима.

— Тебе было девятнадцать, а ему — двадцать восемь, — вспыхнул Тим. — Это все, что мне нужно знать.

— Из наших отношений, Тим, просто ничего не вышло.

— Он бросил тебя беременную и женился на другой, — резко отрезал Тим.

Эшли пронзила тупая боль при упоминании о ребенке, которого она тогда потеряла.

— Все было не так, Тим. Он не знал, что я беременна. Да и я сама, когда мы расстались, тоже не знала. Потом не стала говорить ему. В этом не было смысла, раз он женился.

— Ты не врешь? — Брат недоверчиво смотрел на нее. — Я ведь уже не ребенок.

— Так получилось.

— Не верю тебе. — Мальчишка совсем по-взрослому нахмурился. — Он бросил тебя в беде. Он использовал тебя! Он должен знать о ребенке! Должен!..

— Пьетро знает?

— Нет, но…

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

107

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату