правильная. И еще… – Саймон по­краснел, – ты чистая, и от тебя хорошо пахнет.

– Ты прав, я и в самом деле происхожу из знатного рода, однако детские годы провела как простая крестьян­ка. – Фиона бросила в котлы дикий лук, который ей на­брали мужчины, и улыбнулась Саймону, явно ожидавше­му интересного рассказа. – В течение долгих лет наш клан воевал с двумя соседними кланами. Наконец настало вре­мя, когда на нашей земле не осталось камня на камне: поля были сожжены, скот перебит, почти все взрослые мужчины погибли, оставив вдовами жен и сиротами де­тей. Те, кому посчастливилось выжить в последнем сраже­нии, в котором пали наши лэрды, поклялись больше ни­когда не вести никаких войн. Никакой вражды, убийств и набегов! И сдержали слово. С тех пор в течение многих лет мы все силы тратили на то, чтобы выжить и возродить нашу землю. Все мы, от самого бедного крестьянина до лэрда, взялись за работу.

– Тебя поэтому научили сражаться?

– Да. Мы были настолько ослаблены, что могли бы стать легкой добычей для любого врага. Но, слава Богу, на нашей земле царил мир, и сражаться мне почти не приходилось. У нас была трудная жизнь, очень трудная, однако она пошла нам всем на пользу. Мы обучались не только боевому ис­кусству, но и разнообразным хозяйственным навыкам и, как мне кажется, стали ближе друг другу. Нам не нужно было каждый день сражаться только для того, чтобы выжить, однако мы знаем, что, если понадобится, сможем дать отпор врагу, что каждый мужчина, женщина и даже ребе­нок из нашего клана может сразиться с противником, и сделает это охотно и умело. А это здорово.

– Да, – согласился Саймон. – Но тем не менее у вас должен быть лэрд, верно? Тот, кто стоит над остальными членами клана?

– Тот, кто ведет клан в бой, есть. Но после того, что нам пришлось пережить, мы все твердо знаем, что наш лэрд, если придется, будет работать бок о бок со своими людьми, не важно, чем они занимаются, возделывают поле или чи­нят крышу. Мы также знаем, что он никогда не станет на­бивать себе живот, в то время когда его люди сидят голод­ными, или сидеть в теплом замке, когда они дрожат от хо­лода. Наш лэрд не даст гордыне возобладать над разумом и всегда будет пытаться достичь компромисса, а не ввязы­ваться в кровавое побоище при малейшем намеке на оскор­бление. И нам всем это очень приятно.

– И правда, здорово. Наш старый лэрд постоянно ввя­зывается со всеми в драку. Вернее, ввязывался. Пять лет назад Эван взял бразды правления в свои руки и с тех пор делает все возможное, чтобы найти союзников. Но это у него пока плохо получается. Наш отец здорово постарался, чтобы нажить врагов.

– Так вы с сэром Эваном братья?

– Сводные. Я незаконнорожденный. И таких у нас пол­но. Когда считали последний раз, получилось почти три дюжины.

«Что можно на это сказать?» – подумала Фиона. По­скольку у ее собственного брата Дайермота пятеро внебрач­ных детей, глупо с презрением относиться к старому лэрду. Хотя, надо признаться, он зашел слишком далеко. Навер­ное, это одна из причин, почему сэр Эван занимает теперь его место. А вторая скорее всего та, что у старика настоящий дар ссориться с людьми, и потому его клан окружен врагами. Интересно, что это за место, куда ее собираются привезти?

Фиона чуть было не решила рассказать сэру Эвану, кто она такая, чтобы он побыстрее получил за нее выкуп и вер­нул ее в Дейлкладач, однако отказалась от этой мысли. Ее клан небогат и не может опустошать свои сундуки только потому, что она оказалась такой дурой, что заблудилась и дала захватить себя в плен. Ее родные, конечно, будут бес­покоиться, однако у нее нет возможности дать им знать, что с ней все в порядке. Было все же одно преимущество в том бедственном положении, в котором она оказалась, хотя даже мысль об этом вызывала у нее чувство вины: Мензис ее не найдет, он ведь понятия не имеет, где она находится.

Крикнув мужчинам, что ужин готов, Фиона взяла свою порцию и заставила Саймона взять свою. Едва она успела сказать мужчинам, что они могут начинать есть, к костру подошли сэр Эван и Грегор. Фиона уселась в стороне, при­слонившись спиной к. дереву. Она благодарно улыбнулась Саймону, когда он уселся с ней рядом и протянул ей ло­моть хлеба.

– Ваш лэрд путешествует с большими припасами, – пробормотала она.

– Этот хлеб дали нам две сестры, которым очень нра­вится наш Грегор, – пояснил Саймон. – Девушки нашего Грегора обожают. – Саймон покачал головой. – Знаешь, у него есть два внебрачных сына. Мужчины обычно не отка­зывают себе в удовольствиях, но мне это не нравится. На детях, которые рождаются вне брака, это сильно отражает­ся. Клеймо на них остается на всю жизнь. К ним относятся с презрением, как и к женщинам, которые их родили.

Фиона кивнула:

– Это верно. У моего брата пятеро внебрачных детей, хотя, может быть, он не всем им является отцом. Но женщины, которые оставили младенцев на пороге его дома, заявили, что он их отец, и брат их принял. Ему, кстати, очень повезло, потому что его жена тоже их приняла.

– Это здорово. Моя мать нашла себе мужа, но он не захотел, чтобы я с ними жил, и Эван взял меня к себе. Я был тогда еще совсем маленьким, годика три, не больше, и толку от меня не было никакого. Только лишний рот. Если бы он меня не приютил, я бы сейчас землю пахал или раз­водил скот, чтобы заработать хоть какие-то деньги. А вмес­то этого меня учат сражаться, чтобы из меня получился на­стоящий воин.

Фиона согласно кивнула, изо всех сил пытаясь скрыть свои истинные чувства: в глубине души она испытывала к парню сильную жалость. Бедный Саймон! Несчастный маль­чик, выросший без отца и брошенный на произвол судьбы родной матерью. Впрочем, он прав: жизнь у него сложи­лась лучше, чем могла бы. Наверняка его сводные братья и остальные члены клана приняли его и даже любят по-свое­му. В душе его, быть может, остались шрамы, но, видимо, неглубокие, поскольку он милый, скромный парнишка. Саймон выжил и продолжает жить, а это в конце концов самое главное.

От мыслей о грустном детстве Саймона ее отвлекли муж­чины. Один за другим они подходили и бросали перед ней пустые тарелки, что-то бормоча при этом. Похоже, благо­дарят за вкусный ужин или хвалят, догадалась Фиона. Ве­роятно, рассчитывают, что она вымоет за ними посуду. Фионе это не слишком понравилось, однако и не слишком удивило. В этот момент она поймала на себе насмешливый взгляд сэра Эвана и почувствовала, как ярость удушливой волной начинает подниматься в ее душе. Она уже собралась было высказать ему все, что о нем думает, но Саймон спас положение, поспешно предложив Фионе свою помощь.

Буркнув что-то себе под нос, девушка встала и взялась за дело.

– Что это ты там высматриваешь? – спросил Эван Грегора, когда тот принялся внимательно осматривать его спи­ну, едва они успели отойти от Фионы и Саймона.

– Ищу, нет ли на твоей спине кинжалов, – засмеялся Грегор, Эван слегка улыбнулся:

– Это счастье, что я их все у нее отобрал. Иначе она бы непременно какой-то из них бросила в меня. Да и Саймону нужно сказать спасибо за то, что он так быстро сориенти­ровался и предложил ей помощь, иначе она бы наверняка на меня бросилась. – Он хмыкнул и продолжал: – Да уж, ничего не скажешь, злится эта девчонка совсем не по-жен­ски, скорее, как мужчина или парень. Думаю, скоро я най­ду способ вывести ее из себя. Это может оказаться нам по­лезным.

Грегор кивнул:

– Разозлившись, она, быть может, скажет правду о себе.

– Совершенно верно, И мне такой план нравится го­раздо больше, чем тот, что ты предложил раньше.

– Не скажи. Всем известно, что, соблазнив женщину, можно легко выпытать у нее все ее секреты, – заметил Гре­гор. – Ну, если не хочешь, я сам могу попытаться.

– Нет, – отрезал Эван и недовольно поморщился: уж чересчур поспешно и с излишней горячностью он это ска­зал. – Мы не можем позволить себе наживать врагов, а так и будет, если мы воспользуемся ею, прежде чем получим выкуп. – Эван был уверен, что слова его прозвучали весьма убедительно, и сделал вид, будто не замечает насмешливого взгляда брата.

– Что ж, так тому и быть, – согласился Грегор. – Мо­жет быть, покараулить ее ночью? Мне кажется, это не помешает. Думаю, девица способна причинить нам большие неприятности, если ей вдруг что-то взбредет в голову.

Тихонько ругнувшись, Эван повернулся и взглянул на Фиону. Грегор прав: ее следует караулить. Нетрудно будет изменить расписание смены караула, которое он придумал, и поручить кому-то ее охранять.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

125

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату