Загрузка...

Эдгар Уоллес

«СЫНЫ РАГУЗЫ»

Глава 1

По мере того как ветхий автомобиль поднимался на крутой холм, вой и свист ветра становился все сильнее.

Старик, сидевший за рулем, упорно молчал. Он не проронил ни слова с тех пор, как автомобиль выехал из Тевистока и, по-видимому, не собирался нарушать молчания до самого Дартмура.

Автомобиль бросало на ухабах, и сидевшей в нем девушке становилось все неуютнее. Когда машина достигла вершины, ветер подул с такой силой, что двигаться вперед стало почти невозможно… По окнам захлестал холодный дождь.

— Не кажется ли вам, что нам лучше вернуться в Тевисток? — спросила девушка.

— Нет, — последовал столь резкий ответ, что она больше не пыталась переубедить старика.

Доктор Лэффин купил автомобиль на распродаже армейского имущества. Этот рыдван был уже довольно стар еще когда его реквизировали для нужд армии, тем не менее теперешний владелец был вполне им доволен.

Доктор имел небольшое имение на самом краю Дартмурского болота. Именно туда и направлялись сейчас наши путешественники.

Мимо промелькнуло какое-то странное здание. Девушка узнала его. Это была расположенная на окраине городка Дартмурская тюрьма. Через две минуты путники миновали город. Впереди было необъятное Дартмурское болото.

Бетти замерзла и ощущала муки голода. Впервые в жизни девушка пожалела, что не находится в ненавистном ей доме на Кемденской дороге…

Вдруг, к ее изумлению, старик заговорил:

— Это все-таки лучше, чем играть на подмостках. Это ведь живая действительность. Я чувствую духов этого места, чувствую их!..

Он снял руку с руля и послал приветственный жест в пространство. Бетти смотрела на него с ужасом.

— Во мраке живут темные силы, — раздавался его голос, с трудом перекрывавший шум мотора. — Темные силы, о существовании которых мало кто знает. Чего стоят в сравнении с ними хотя бы сорок миллионов покойников Атлантиды!

Вдруг девушка закрыла лицо руками: на дороге прямо перед ними сверкнул красный огонь, показавшийся ей глазом циклопа.

Автомобиль как-то особенно сильно тряхнуло, и он остановился. Бетти увидела человека с красным фонарем в руке, который показался ей призраком. Он был в странном, очень длинном одеянии, напоминавшем монашеское.

Девушка с трудом удержалась, чтобы не вскрикнуть.

— Разрешите сказать несколько слов! — произнес неизвестный.

Рядом с ним стояла другая фигура, столь же странно одетая.

— Что такое? Что все это значит? — забормотал Лэффин.

Человек подошел ближе и стал говорить так тихо, что Бетти не могла разобрать ни слова. Лэффин так же тихо что-то отвечал.

Вдруг он громко произнес, обращаясь к девушке:

— Я оставлю машину у обочины, а вам придется меня подождать.

— Как, здесь?! — в ужасе воскликнула Бетти. — В самом центре Дартмурского болота? Одной?

— Этот господин останется с вами, — с этими словами Лэффин показал на вторую темную фигуру, еле различимую в полумраке. — К тому же, нет никаких оснований чего-либо бояться, иначе я никогда бы не оставил вас…

Бетти не ответила и с тревогой стала наблюдать за удалявшимися фигурами.

Четверть часа спустя послышался звук, который еще больше усилил тревогу девушки. То был колокольный звон. Откуда он доносился, понять было трудно.

Вдруг к звону присоединилось стройное пение мужского хора.

Девушка в страхе огляделась по сторонам. Незнакомец стоял на прежнем месте. Ей показалось, что он тоже прислушивается.

Прошел час, прежде чем Бетти услышала на дороге приближающиеся шаги. Кто-то сказал:

— Доброй ночи!

Это был голос доктора. Он подошел к автомобилю один, оставив спутников где-то во мраке. Девушка оглянулась. Теперь не было видно и второго незнакомца.

Лэффин вскарабкался на свое место.

— Что это были за люди? — спросила Бетти.

Старик искоса взглянул на нее и не удостоил ответом. Автомобиль вновь запрыгал по ухабам.

Глава 2

Бетти была в полном изумлении. Она находилась в грязной, плохо освещенной комнате и выслушивала из уст доктора Лэффина самые странные, самые непонятные предложения…

— Я не понимаю, — проговорила она. — Зачем мне надо все это делать?

— Я никогда ничего не объясняю, — ответил доктор своим скрипучим и слегка шипящим голосом. — Я приказываю! Вы знаете меня, Бетти. Я хочу, чтобы все было по-моему. Особенно сейчас! У меня было много разочарований, но на этот раз неудачи не должно быть. Как вы знаете, я не более, чем слуга духов, живущих вне этого мира…

Девушка вновь почувствовала тот страх, который она испытывала перед этим человеком все те четырнадцать лет, что пришлось прожить в этом доме. Лэффин указал костлявым пальцем на темный угол комнаты.

— Здесь Кали, здесь Немезида, здесь Манузупутра, материализованные моими чарами. Вам была предоставлена возможность проникнуть в великие тайны, но вы предпочли преходящие чувственные удовольствия. У меня нет оснований гордиться вами. Дитя из приюта, подобранное мною, дитя, от которого отшатнулся бы всякий, узнав страшную тайну вашего происхождения, — вы упорствуете в своих заблуждениях! Дочь повещенного, вы могли бы вести себя с большей скромностью.

— Может быть, вы правы, — взяв себя в руки, ответила Бетти. — И, тем не менее, я не вижу никаких причин для того, чтобы сесть чурбаном у окна лавки на потеху всем проходящим зевакам. Я вовсе не утверждаю, что я великая актриса, но я люблю свою профессию и не согласна менять ее на то унизительное занятие, которое вы мне предлагаете. Поэтому я решительно отказываюсь.

Девушка встала из-за старенького письменного стола.

— Спокойной ночи! — проговорил Лэффин, не поднимаясь. — Вы сами найдете выход. Прошу вас тщательно закрыть дверь.

Девушка на мгновение задержала свой взгляд на этом страшном человеке. На секунду у нее возникло желание сжать руками горло ненавистного старика, но она стремглав выбежала из комнаты, быстро спустилась по лестнице и сердито захлопнула тяжелую входную дверь.

Поджидавший ее высокий мужчина расхохотался:

— Как вы однако не любите его!

— Неужели вы его любите, Клайв?

Подсаживая девушку в небольшой автомобиль, Клайв ответил:

— В известном смысле, да. Меня не раздражает высокопарность, потому что он искренен. Старик серьезно думает, что он самый значительный человек в мире. И, кроме того, он в некотором смысле помог мне. Он ведь знал меня еще с пеленок. Он был нашим домашним врачом. Наш род происходит из Бафа, и Лэффины столетиями лечили членов нашей семьи. Это своего рода фамильная традиция. Он был моим опекуном, разве вы этого не знаете?

Девушка перебила его.

— Как вы чувствуете себя в новом положении?

Девятый лорд Лоубридж улыбнулся.

— Честь большая, но долги еще больше. Как умудрился дядя просадить деньги — не знаю. Мы всегда

Вы читаете «Сыны Рагузы»
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату