неоспоримыми. Если по этим правилам жили его родители и живет еще масса людей, то разве можно пренебрегать ими?

Анжела с нетерпением ждала ответа. Ей очень хотелось бы знать мнение Годри на этот счет. Ведь с этим человеком ей придется прожить всю жизнь…

– Разница заключается в том, – вымученно улыбнулся Годри, – что природа заложила в мужчину желание всегда быть первым… Иногда он спит с женщиной не столько потому, что хочет ее, сколько потому, что слышит зов природы. Продолжение рода – вот его цель в тот момент… Отсюда и многочисленные связи, которые лишь изредка приводят к браку…

– Желание всегда быть первым? – не на шутку рассердилась Анжела. – Похоже на слоган дурной рекламы. И ты, Годри-Шмодри, хочешь сказать, что женишься на мне только из желания быть первым?! И собираешься заводить связи на стороне?!

– Ну что ты, детка! – испугался Годри. – Конечно же, я так не думаю… Я женюсь на тебе, потому что люблю. Потому что ты первая женщина, разбудившая во мне настоящий вулкан… Потому что…

– Оставь эту лирику, прошу тебя. Я могу выдать десяток таких фраз, но они ничего не будут значить…

– Энжи, детка… – Годри сжал ее в объятиях и, невзирая на сопротивление, поцеловал в губы. – Ну неужели ты думаешь, что я не люблю тебя?

– Когда ты с видом философа оправдываешь измену, я не знаю, что думать…

Анжела посмотрела на Годри с надеждой. Может быть, он скажет, что пошутил? Но Годри лишь снисходительно улыбнулся.

– Конечно же, я люблю тебя. И мне обидно, что ты сомневаешься в этом. Тебе уже двадцать семь, но иногда ты так похожа на ребенка…

Анжела хотела поинтересоваться, что именно делает ее похожей на ребенка, но тут Розмари и Ральф сообщили о своем отъезде. Жених и невеста отправлялись в свадебное путешествие. Оставался лишь заключительный аккорд: традиционный букет невесты, брошенный в толпу.

Анжела столько раз видела это зрелище на свадьбах подруг, что оно успело порядком ей надоесть. Но традиция – есть традиция. Пришлось становиться в толпу прощающихся с невестой гостей… Анжела вздохнула. Ситуацию скрашивала только Розмари, сияющая от счастья.

Ища глазами Годри, затерявшегося в толпе, Анжела неожиданно встретилась взглядом со Слаем Хэмптоном. Он тоже заметил ее. Зеленые глаза Слая потемнели. Анжела поняла, что ему неприятно видеть ее так же, как и ей его. Слай отвернулся. Анжела вновь повернулась к счастливой невесте, но вдруг почувствовала, как что-то колючее впивается ей в руку.

Букет! Анжела нечаянно поймала букет. Колючки на розах были обрезаны недостаточно тщательно, и букет просто-напросто зацепился за рукав ее тонкого вязаного платья. Анжела скептически улыбнулась. Вот ведь как бывает. Она в первый раз собиралась замуж и в первый раз поймала букет невесты.

На нее смотрело множество завистливых глаз. Анжела поняла, что все эти люди чего-то ждут от нее, и помахала букетом улыбающейся Розмари…

Анжела открыла глаза. На экране компьютера все еще белел лист… А может быть, описать все так, как было? Посмотреть на происходящее глазами подружки невесты? И вставить в роман Слая Хэмптона, вдоволь натешившись описанием его меняющихся зеленых глаз?

И дались ей его глаза… Анжела поймала себя на мысли, что вспоминает о них гораздо чаще, чем о серых глазах Годри…

2

Приглашение на писательский фестиваль «Музыка слога» пришло так внезапно, что Анжеле пришлось долго вчитываться в каждую строчку, прежде чем она поняла, куда же ее, собственно, зовут. Она была несказанно обрадована.

Это приглашение означало, что те вещи, которые она пишет, наконец-то начали пользоваться спросом. И теперь у нее есть шанс заявить о себе, как об авторе, по мнению многих ее знакомых, «низкого жанра». О ней знают, она востребована. Мало кто не обрадуется такому известию.

Первым делом Анжела решила позвонить Годри. Он был владельцем крупного агентства, занимающегося продажей недвижимости, и мало что понимал в писательском деле. За те три года, которые они встречались, Годри не прочитал ни одной ее книги. Но Анжела простила ему это «прегрешение». Ведь Годри не относился к тому слою населения, для которого она писала. Не всем по вкусу читать любовные романы, для остроты приправленные детективным сюжетом.

Но самое главное, Годри не ворчал, когда Анжела до поздней ночи просиживала перед экраном монитора, из-за чего не всегда могла найти время для встреч с ним. У него была своя работа, у нее своя. Такое положение вещей Анжелу вполне устраивало. Может быть, Годри Бинфорд не был мужчиной ее мечты, но она чувствовала, что жить с ним ей будет легко.

– Годри, мне прислали приглашение на фестиваль «Музыка слога», – радостно тараторила Анжела, продевая авторучку в колечки телефонного шнура. Когда она болтала по телефону, у нее было два любимых занятия: продевать авторучку или палец сквозь черные кудряшки провода и еще рисовать стрелочки на какой-нибудь исписанной бумажонке. – Он будет проходить в Шэдоу и начнется уже через два дня. Знаешь, что это значит?

– Это значит, – хмуро проворчал он, – что ты отправишься к черту на кулички накануне нашей свадьбы. И это вместо того, чтобы готовить прием, который мы так долго обсуждали…

Анжела выдернула ручку из колец провода. Да, они долго обсуждали прием, церемонию, количество гостей и все нюансы и тонкости, с которыми сопряжена свадьба. Но этого хотел только Годри. Именно он настаивал на пышной церемонии и прочей суете, в которой Анжеле совсем не хотелось принимать участия.

Ей по душе была бы скромная свадьба без помпы и лишних гостей, которые придут лишь для того, чтобы хорошенько выпить и поесть… Она хотела было напомнить об этом Годри, но передумала. У каждого есть своя мечта. И если Годри мечтает о пышной свадьбе, это его право. Только почему она должна отказывать себе в поездке, которая значит для нее так много?

– Послушай, Годри… – Анжела старалась, чтобы ее голос звучал спокойно. – Ты знаешь, что эта поездка значит для меня?

– И что же?

– То, что я получила признание. То, что мои книги читают. Я могу по праву считаться писателем. Понимаешь ли ты это?

– Не совсем, – холодно ответил Годри. – Я понимаю твою радость по поводу признания… Но зачем же ехать в Шэдоу, если ты и так знаешь, что тебя читают?

Анжелу обжег этот холод, скользнувший по проводу и коснувшийся не только ее ушей, но и души. Как близкий человек не может понять того, что для нее действительно важно?

– Хорошо, я попытаюсь объяснить… – Анжела нарисовала одну стрелочку, затем перечеркнула ее другой. Получилось что-то вроде оси координат. Этот процесс успокаивал ее и помогал сосредоточиться. – У вас ведь бывают какие-то банкеты, выставки и прочие мероприятия, на которых собираются представители разных компаний?

– Конечно…

– Так вот. Фестиваль в Шэдоу – это что-то вроде ваших банкетов. Люди знакомятся с творчеством друг друга, показывают, чего они сами добились… Это ясно?

– Ну да… Энжи, детка, но ведь ты столько лет обходилась без этих фестивалей… Почему же ты хочешь расстроить все планы и ехать туда именно перед свадьбой?

– Планы?! – вспыхнула Анжела и запустила в монитор авторучкой. Хорошо, что Годри не видит ее в этот момент… – Но меня не будет всего несколько дней, Годри. И потом, ты ведь можешь начать подготовку к свадьбе без меня…

– Могу… Но мне казалось, такие вещи люди делают вместе…

– О-о… – простонала Анжела. – Я приеду, и мы займемся этим вместе. Ты преувеличиваешь, Годри. Шэдоу находится не в Австралии, не на Таити, не в Индонезии… В чем проблема?

– В том, что ты, еще не успев выйти замуж, начинаешь отлынивать от своих обязанностей. И потом, почему моя невеста едет куда-то одна, без меня?

Вы читаете Узор мечты
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×