«Спасибо, мне уже не надо».

— Мари хочет стать актрисой, — сообщила Мэгги Элизе и посмотрела на нас так, будто знала что-то недоступное нам обеим.

— Да, я что-то слышала об этом. Желаю тебе удачи. Мэгги, наверное, говорила, что это тяжелая работа? — сказала Элиза без всякого восторга.

— Я определила для себя годовой срок. Этого будет достаточно, чтобы выяснить, есть ли у меня способности и шансы добиться успеха. Если же нет, мама обучила меня своему делу, и я всегда могу вернуться в фирму.

— Она поет и танцует, — снова сказала Мэгги, смотря куда-то в сторону. — Хотя, бог знает, что тут может оказаться полезным. У нее хорошая фигурка. Почти как у меня в молодости, ты согласна?

Уголок рта Элизы слегка приподнялся:

— Не думаю, — резко сказала она. Затем, измерив меня холодным взглядом, добавила:

— Не обижайся, но фигура Мэгги считалась самой совершенной в мире.

По тону было ясно, что сама она ни капли не верит в это. Кузина сказала это так, как говорят заученную наизусть расхожую фразу. Мне уже было понятно, что Элиза невзлюбила меня и не хочет, чтобы я здесь оставалась. Но вдруг я также почувствовала, что она не любит и Мэгги.

— Я всегда была как гадкий утенок рядом с такими талантливыми родственниками. И вы, и Бадди... — начала я. Но стакан вдруг выпал из рук тети и вдребезги разбился, усеяв пол кусочками льда и осколками стекла.

— Мэгги, простите меня!

Неужели я принесла в этот дом столько «счастья», что все вокруг падает и бьется на мелкие кусочки? Конечно, она очень любила Бадди, и, конечно же, его смерть стала трагедией. Но это случилось двадцать лет назад. Я не могла предположить, что упоминание о нем так взволнует тетю.

В этот момент в дверях появилась мисс Райт и сказала:

— Пришел доктор, мадам.

— О, дьявол! — знаменитое хладнокровие Мэгги было полностью разбито, как и ее стакан... — Элиза, по-моему, я просила тебя отменить сегодняшнюю встречу.

— Совершенно забыла об этом, — ответила Элиза, стряхивая с юбки капли чая.

— Мисс Райт, проводите доктора в библиотеку и попросите подождать. Затем вернитесь сюда и уберите, пожалуйста, все это.

Голова Элизы была опущена, и Мэгги не видела быстрой улыбки, промелькнувшей на ее лице. Сначала я не поняла значения этой улыбки и подумала, что мне показалось. Но потом все стало на свои места: Мэгги не хотела посвящать меня в свои врачебные дела, а Элиза нарочно «забыла» отменить встречу, чтобы смутить мачеху, я была уверена в этом.

— Я действительно немного устала. Пожалуй, пойду разберу вещи и чуточку вздремну, — сказала я, выходя из-за стола.

— У меня сегодня небольшой товарищеский ужин. Может быть, тебе будет скучновато — все гости уже не молоды, — но будут именно те люди, которым я должна тебя представить. Придет Сэм Карр. Он все еще обладает влиянием в кинобизнесе. И еще несколько продюсеров. Ужин в семь. Черное вечернее платье будет тебе к лицу.

— Спасибо... Мэгги, мне нравится здесь.

— Мы тоже рады твоему приезду. Правда, Элиза?

— Очень! — сказала Элиза. Но в глазах ее можно было прочитать совсем другое: «Рада была бы, если в ты сдохла...»

Я подарила ей одну из своих самых ослепительных улыбок и вышла. Однако недостаток эффектного ухода состоит в том, что потом неудобно за чем-то возвращаться. Только в холле, возле лестницы, я вспомнила одну деталь, которую все мы упустили: мне не показали, где моя комната.

В холле никого не было. Разбитую люстру уже убрали, и только поврежденный пол и пучок оборванных проводов под потолком напоминали о случившемся.

Я повернулась и пошла обратно в солярий, но перед входом остановилась. Мэгги и Элиза спорили, разговор шел на повышенных тонах. Было нетрудно понять, что спор был из-за меня.

— Ей не следовало приезжать сюда! Я же говорила, что ему это очень не понравится.

— Но это абсурд! Какое ему дело до этого? — не соглашалась Мэгги. Ее голос такой ровный и уверенный несколько минут назад, теперь дрожал. Казалось, она готова расплакаться... — Кроме того, я боюсь. Я очень хотела, чтобы она приехала.

— Запомни мои слова. В одно прекрасное утро мы найдем ее мертвой!

Я еле подавила крик, готовый вырваться из груди. Я не верила своим ушам! Судя по всему, они могли говорить только обо мне, но я ничего не понимала. Кто такой «он», который недоволен моим приездом? И почему? Неужели Элиза действительно считает, что мне угрожает опасность? Я вспомнила об упавшей люстре. Но ведь это была случайность, или нет?

Внезапно я поняла, что они направляются к выходу и могут застать меня за подслушиванием. Повернувшись, я быстро пошла через коридор к ближайшей открытой двери. Но войти не успела, налетев на человека, выходившего мне навстречу.

— Эй! — воскликнул он, поддерживая меня за плечи.

— Итак, доктор Вольф. Я вижу, вы уже познакомились с моей племянницей! — раздался у меня за спиной голос Мэгги.

Доктор отпустил меня, и я покраснела под насмешливым взглядом тети.

— Официально еще нет, — сказал он, усмехаясь моему смущению. — Привет, я доктор Кеннет Вольф — мужчина, пытающийся завоевать место в сердце вашей тетушки.

— Я — Мэри Эндрюз. И думаю, места там хватит не только для вас.

По его глазам я поняла, что он шутит, и его интерес к Мэгги — чисто профессиональный. Я также почувствовала намек на некоторый интерес ко мне, совсем другого рода. Еще я подумала, что если этот высокий красивый викинг не будит в душе Мэгги знаменитые романтические порывы, значит она действительно стала совсем старой... Если бы доктор Кеннет Вольф был киноактером, то его сияющие глаза заставили бы биться быстрее тысячи женских сердец. Мое, по крайней мере, забилось...

— Что ж, доктор, — сказала Мэгги, прерывая наш обмен взглядами, — если ваши планы не изменились, мы можем приступить к делу.

— Когда дело касается вас, моя милая, это удовольствие. Надеюсь, мы еще увидимся, мисс Эндрюз? — он вопросительно поднял брови.

— Мари здесь будет целый год. А поскольку вы приходите сюда почти каждый день, я надеюсь, у вас будет еще шанс встретиться, — сказала Мэгги, нетерпеливо вздохнув. Затем, помолчав, добавила: Кстати, доктор, а почему бы вам не прийти сегодня на ужин? Будет несколько моих друзей, но все они гораздо старше Мари. А вы, мне кажется, могли бы развлечь ее.

Он нахмурился:

— Сегодня? Но я уже кое-что запланировал на вечер...

— Это совсем не обязательно, — смущенно сказала я. Вольф снова взглянул на меня, и я поспешно добавила:

— Конечно, если бы вы смогли прийти, было бы прекрасно.

— Кажется, смогу, — сказал он, одарив меня широкой улыбкой — Кроме того, у меня будет возможность проконтролировать, как эта очаровательная ведьма выполняет мои рекомендации.

— Я вам сразу скажу, что сегодня их выполнять не собираюсь У меня нет никакого желания принимать гостей, попивая теплое молочко. Мы — будем есть икру и пить шампанское! И хорошо, что вы будете рядом, если мне вдруг станет плохо, — сказала Мэгги и прошла мимо него в комнату, которая, очевидно, была библиотекой.

Доктор послал мне еще одну улыбку, от которой мое сердце бешено забилось, и последовал за Мэгги, аккуратно закрыв дверь.

Мы с Элизой остались в холле одни.

— К сожалению, мне забыли сказать, где находится моя комната. Ты не могла бы ее показать — спросила я, пытаясь быть как можно дружелюбнее.

Вы читаете Тени
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

1

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×