сбежать, — сказал Хэн.

Док и Чуи, да и вообще все, удивленно смотрели на него — они в большинстве своем понятия не имели, как устроен «Звездный тупик». Экс-полицейский спросил:

— Что вообще происходит?

— Наше время истекает, вот что, — ответил Хэн. — Мы должны задержать их здесь, чтобы дать возможность Доку проникнуть на инженерный уровень. Бери всех, кто вооружен, и отправляйся вместе с ним. Может, внизу вы встретите какое-то сопротивление, но вряд ли серьезное. Остальные тоже могут потихоньку спускаться.

Док заторопился вниз по лестнице, понимая, что в любой момент башня может достигнуть апогея и начать снижаться.

Хэн и Чубакка тем временем бросились наверх. Хэн почувствовал, что дышать становится труднее. Похоже, системы обеспечения тоже начинали сдавать. Если содержание кислорода в воздухе станет слишком низким, вообще все их усилия пойдут прахом.

На второй от стасисных блоков лестничной площадке шипели лучи бластеров. Пленникам приходилось стрелять из-за угла, практически наугад, с малой долей вероятности поразить кого-нибудь. Некоторые защитники были уже мертвы. Поднимаясь по ступенькам, Хэн увидел, как один человек высунулся из-за угла, сделал несколько быстрых выстрелов и тут же поспешно отступил.

— Что там внизу? — спросил он, заметив Хэна.

Хэн присел рядом с ним на корточки и собрался было выглянуть из-за угла, как с той стороны в стены и потолок ударил целый шквал огня. Он отпрянул назад.

— Проклятье, куда ты лезешь? Лучше не высовывайся, — предостерег Хэна защитник. — Мы наткнулись на них у этого поворота и отогнали наверх, но не всех. Кое-кому удалось прорваться. Можно сказать, ничья, хотя они вооружены лучше. Ну так что там внизу? — повторил он свой вопрос.

— Остальные спускаются, будут искать способ выбраться отсюда. А мы поднялись сюда, чтобы задержать этих друзей.

Теперь он уже просто обливался потом и думал, что сейчас Митос VII уже наверняка преодолел инерцию полета башни и начал притягивать ее к себе.

На верхней площадке продолжали стрелять. Чубакка осмотрелся, прищурив глаза, и пробормотал что-то, обращаясь к Хэну.

— Мой приятель прав, — сказал Хэн остальным защитникам. — Обратили внимание, куда бьют заряды? Только в дальнюю стену и пол под ней, больше никуда. Тут что-то не так.

Сидя на месте, Хэн развернулся, прижимая винтовку к груди. Чубакка обхватил его за колени, крепко прижимая их к полу. Хэн заерзал, продвигаясь задом, очень медленно, сантиметр за сантиметром, пока его спина не оказалась почти на линии огня.

Они с Чубаккой обменялись взглядами. В глазах Хэна сквозило уныние, в глазах вуки — лишь озабоченность.

— Высовываюсь.

Хэн стал медленно клониться назад. Винтовка теперь смотрела в сторону уходящих вверх ступеней. Опустившись еще чуть-чуть, Хэн увидел то, что ожидал. Прижимаясь к стене, вниз по лестнице крался человек в коричневой форме СПунов. Эта сцена запечатлелась в сознании Хэна с острой, почти болезненной отчетливостью. Он сделал несколько выстрелов и, не дожидаясь результата, снова наклонился вперед. Почувствовав это движение, Чубакка потянул его за ноги, и Хэн оказался в безопасности; между его появлением и исчезновением из поля зрения противников прошло так мало времени, что никто из них даже не успел взять его на мушку.

Что-то простучало по ступеням лестницы, сначала вниз упал пистолет, а потом скатился и его хозяин — знакомый майор. Майор определенно был мертв.

Хэн удовлетворенно кивнул, отдавая дань самоотверженности майора, до конца исполнившего свой долг.

Стрельба сверху возобновилась с новой силой, защитники тоже не дремали, используя все имеющееся у них оружие. Чубакка подобрал пистолет, который выронил один из убитых защитников — покрытое перьями создание, лежащее в луже полупрозрачной крови. Его клювастую физиономию наполовину снес выстрел бластера. Приглядевшись повнимательнее, вуки увидел, что дуло пистолета тоже пострадало от выстрела и было изогнуто. Это уже не оружие.

Чубакка, кивнув на разряженный бластер Хэна, бросил ему непригодный пистолет. В обмен Хэн швырнул ему свое ружье и вытащил из кобуры бластер, чтобы зарядить его от неисправного пистолета. Толстые пальцы Чубакки были плохо приспособлены для стрельбы из оружия, рассчитанного на человеческие габариты; он решил эту проблему, просто сорвав предохранитель, после чего принялся стрелять из-за угла не глядя — выше, ниже, посредине, под самыми разными углами.

Хэну удалось зарядить бластер лишь на половину его мощности, но и это было гораздо лучше, чем ничего. Отшвырнув бесполезный пистолет, он присоединился к вуки. Чтобы сбить с толку нападавших, они стреляли непредсказуемо, куда в голову взбредет, но, впрочем, непредсказуемость вообще была характерной чертой их обоих, так что в этом они, как обычно, преуспели. Судя по всему, ни у кого из нападавших не возникло желания повторить подвиг майора.

Внезапно выстрелы наверху смолкли. Защитники тоже перестали стрелять и замерли в ожидании. У Хэна мелькнула мысль: а вдруг у Хиркена есть хотя бы одна граната? Но нет — если она у него и была, он наверняка ее уже использовал.

Сверху прозвучал ровный шипящий голос:

— Соло! Вице-президент Хиркен хочет поговорить с тобой!

Хэн в небрежной позе откинулся к стене и ответил, не высовываясь из-за угла:

— Пошли его вниз, Уул-Ра-Шан. Какого ситха, спускайся сюда и сам, змей зеленый! Счастлив буду поболтать.

Голосом опытного торгаша ответил сам Хиркен:

— Мы будем говорить отсюда, спасибо. Теперь я знаю, что все это дело твоих рук.

Хэн пожалел, что сам не знал заранее, чем именно обернется «дело его рук», но говорить «я передумал» было уже слишком поздно. Хиркен продолжал:

— Однако ты рассчитываешь каким-то образом выбраться отсюда, и я хочу, чтобы ты взял меня с собой. И тех, кто со мной, конечно, тоже.

Конечно. Хэн не колебался ни секунды.

— Договорились. Бросайте вниз оружие и спускайтесь по одному, руки за…

— Сейчас не время шутить, Соло! — прервал Хэна Хиркен, лишив его возможности сообщить, как именно они должны поступить с собственными руками. — Мы можем держать тебя тут до бесконечности, и тогда ты сам не сможешь выбраться отсюда! А «Звездный тупик» между тем вот-вот начнет снижаться; это хорошо видно сквозь купол. Если ты еще потянешь время, то для всех нас будет слишком поздно. Что скажешь?

— Ничего не получится, Хиркен! — Хэн не знал, блефовал ли Хиркен, говоря, что башня в своем полете по кривой почти достигла апогея. Подтвердить или опровергнуть это утверждение можно было только одним способом — выглянув из какой-нибудь шлюзовой камеры. Не самая удачная идея при полном отсутствии скафандров.

— В одном Хиркен прав, — прошептал Хэн себе под нос. — Они и в самом деле могут пришпилить нас тут, если мы позволим им диктовать правила игры.

Сделав знак остальным следовать за ним, он быстро спустился до следующей площадки, последней перед уровнем, где находились блоки со стасисными камерами. Завернув за угол, они заняли позиции и замерли в ожидании. Теперь пришла очередь вице-президента обливаться потом. Со стороны стасисных блоков доносились звуки, свидетельствующие о том, что многие пленники все еще оставались там, не зная точно, что делать. Хэн от всей души надеялся, что они не впадут в панику и просто присоединятся к нему.

Он взял бластер наизготовку, понимая, что вот-вот из-за поворота кто-нибудь высунет голову с целью разведать обстановку.

Голова и впрямь появилась, но гораздо выше, чем можно было ожидать: Уул-Ра-Шан забрался

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×