Человек встал.

Избитое тело слушалось с трудом, но тренированная воля решительно заглушила стоны и причитания ушибов и ссадин, синяков и кровоподтеков. Он тщательно вытер лезвия секир и опустил оружие в сумку.

И лишь после этого занялся своими ранами.

Ви попыталась помочь ему. Она совсем забыла, что видит лишь памятный слепок уже произошедших событий. Ей хотелось еще побыть с этим Человеком, передать ему свое восхищение и свою симпатию, помочь ему в том большом и важном деле, которое заливало его сознание ровным и спокойным светом Смысла, но Ал отключился, и сожаление несколько мгновений не давало Ви сосредоточиться на следующем слое памяти.

Столица Диабемского королевства

Вечер

Новый Наблюдаемый тоже был мужчиной.

Его тело было похоже на молодого порывистого скакуна, очень недовольного вынужденной неподвижностью. Волны эмоций пробегали по нервным путям, и юноша с трудом сохранял на лице выражение почтительного ожидания.

Напротив него сидела смуглая черноволосая женщина с цепкими карими глазами и чуть презрительной улыбкой на тонких бледных губах. Вместе с шелковым покрывалом, сброшенным на пол, с нее упал тот восхитительный налет романтической таинственности, который в сочетании с нежным голосом и возбуждающей грацией движений несколько минут назад заставил Наблюдаемого отклониться от своего пути и оказаться в этой комнате-западне.

В серьезности намерений хозяйки сомневаться не приходилось. Знаки, покрывающие стены, создавали в пространстве комнаты странную, но по-своему гармоничную магическую паутину.

Ви чувствовала, что любое заклинание гостя запутается в этой сети и будет немедленно выпито сидящей напротив колдуньей.

«А драться ему, видимо, придется, — решила Ви. — Очень уж хищно скалится эта красотка!»

Как бы в подтверждение этой мысли хозяйка прервала затянувшуюся паузу. Ее руки взлетели в резком взмахе, и перед глазами Наблюдаемого взорвался ослепительный огненный шар.

На несколько мгновений юноша ослеп. Затем из серого тумана проступило лицо колдуньи, вставшей из своего кресла. В ее глазах отразилось легкое удивление.

— Ты не хочешь или не умеешь защищаться? — спросила она, пристально вглядываясь в лицо гостя.

Ви плохо помнила язык Людоземья, но легко читала в сознании юноши не только смысл слов, но и сопутствующие мысли. Ответ Наблюдаемого звучал примерно так:

— Я не понимаю, о чем вы говорите, госпожа!

Было ясно, что он решил разыгрывать из себя простака, попавшего в колдовскую ловушку по ошибке. А куда, интересно, он спрячет плотную многоцветную ауру, которая обычно сразу бросается в глаза умеющему видеть? Или многочисленные следы недавних магических опытов, витающие вокруг него, как мотыльки возле лампы? Безнадежная затея! Чародейка, скорее всего, знает, кого зазвала в гости, и либо получит свое, либо окажется побежденной.

— Ты будешь защищаться! — процедила колдунья и, выхватив из воздуха пригоршню скорпионов, бросила их на юношу.

Мир опрокинулся и завертелся. Через секунду Ви оказалась в углу комнаты. В выставленной вперед правой руке сверкнул узкий длинный стилет. Скорпионы расползались по ковру в том месте, где только что стоял незадачливый любитель романтических приключений.

Ну что ж, скорость его реакции вполне соответствовала первому приятному впечатлению.

— Чем я вызвал гнев прекрасной госпожи? — пролепетал юноша, по-прежнему играя роль подмастерья, не умеющего ничего, кроме смешивания реактивов и мытья магической посуды. — Мой господин рассердится, если я не приду вовремя!

— Твой господин? Зазнавшийся рыцарь, ничего не смыслящий в Высшей Магии! Сколько ты у него?

— Около года, госпожа!

— И он до сих пор не понял, что ты — лордос? Неужели я ошиблась? — продолжила чародейка задумчиво. — Но я ясно видела в Зеркале твою смазливую физиономию! И, кроме того, я чувствую вокруг тебя какую-то защиту! Правда, очень слабую и бестолковую.

— Наверное, вы чувствуете мой амулет! — возопил юноша в притворном восхищении. — Вы великая волшебница, госпожа! Мой господин говорил, что только самые сильные маги могут постичь силу этой чудесной вещи!

— Что ты несешь? — слегка ошарашенно проговорила колдунья. — Какой такой амулет?

— Вот этот, госпожа. — Подмастерье достал из-за пазухи какой-то небольшой продолговатый предмет на кожаном ремешке.

Женщина порывисто приблизилась, протянув к амулету нетерпеливую руку, но через три шага вдруг остановилась. Ее глаза удивленно расширились, рот скривился в гримасе отвращения, и колдунья расхохоталась. Она хохотала громко, неприятным низким голосом, в котором то и дело проскальзывали истеричные нотки.

Ви поискала в сознании Наблюдаемого причину столь неожиданной веселости искушенной в магии женщины и, обнаружив ее, улыбнулась. «Амулетом» оказалась кость весьма редкого зверька, именуемого в народе Счастливым Во. Таким странным прозвищем он был обязан своей уникальной анатомии. Дело в том, что детородный орган этого малыша был снабжен прочной, негнущейся костью. Эта-то кость и украшала шею находчивого подмастерья.

Но о какой защите говорила колдунья? Изнутри поле юноши было плотным и ярким. Оно свидетельствовало о зрелой магической силе и немалом опыте. Если бы хозяйка комнаты-ловушки видела то же, что и Ви, у нее не осталось бы никаких сомнений. Значит, снаружи все выглядит совсем иначе!

Повинуясь подсказке интуиции, Ви спроецировала на Наблюдаемого Знак Змеиного Ока и наконец разглядела прочную и долговременную маскировочную сеть, пронизывающую его ауру. Эта конструкция была выполнена в сложной, незнакомой манере. Тонкие и почти незаметные магические нити делали поле юноши рваным и хаотическим. В глазах встречных Видящих молодой человек выглядел способным, но неумелым сопляком, глупым и неопасным.

Неожиданно оборвав смех, колдунья подняла руки и переплела пальцы сложным образом. Взгляд, брошенный на юношу, не сулил ничего хорошего.

— Пора кончать, — мрачно процедила она.

Со свистом втянув в себя воздух, она стала визгливо выкрикивать слова, постепенно повышая голос. На полу посреди комнаты медленно проявился черный прямоугольник, напоминающий отполированную каменную плиту. Затем поверхность камня заклубилась струйками багрового огня.

Ви, не готовая к такому повороту, внутренне содрогнулась. Колдунья явно решилась на крайнее средство: она открывала путь кому-то из Нижних. Против воли в теле Ви зазвенели сигналы тревоги, и энергетические каналы запульсировали в ожидании боя.

Из Черного Зеркала сначала появилась лапа. Очень большая лапа с толстыми кривыми когтями. Она была похожа на драконью, но вместо чешуи ее покрывала шерсть, рыжая и густая. Голова, высунувшаяся следом, была так велика, что с трудом протиснулась в каменную раму. Длинный черный язык, свесившись из приоткрытой пасти, с шумом втянулся в глубь раздутой, словно опухшей, глотки.

Чудовище принюхивалось. Косматая голова, украшенная жесткой, грязной щетиной и парой огромных, почти голых ушей, медленно поворачивалась.

Больше всего монстр напоминал безобразную пародию на дракона. Тот, в чьем злобном разуме родилось это обличье, очень не любил крылатых союзников Перворожденных и постарался поиздеваться над ними всласть.

Низкое, утробное рычание сотрясло комнату, и чудовище полезло из Зеркала. Насмешливое выражение на лице колдуньи застыло неестественной маской. Ее тело напряглось, пальцы, все еще удерживающие Знак, побелели. Она ждала. Ждала, что перед угрозой неминуемой и страшной смерти сопляк не сможет притворяться дальше и обнаружит наконец свою Силу.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×