объявляю, что вы теперь в моей власти, ибо вы совершили преступление, выбросив на рынок вашу гнусную мазь для волос!

Мистер Паутер широко открыл глаза:

— Неужели это серьезно? Я имею в виду не ваши глупости о нашей чудесной мази, а перемену вашей карьеры. Почему? Вы получали недурное жалованье…

— Дело не в жалованьи, мистер Паутер. Я пронюхал большое дело, и мне нужно во что бы то ни стало помочь одному почтенному полицейскому инспектору произвести арест, поскольку до сих пор он ни разу в жизни не испытал этого удовольствия!

Паутер посмотрел на часы.

— Бары еще закрыты, — едко сказал он, — а вы уже напились…

Глава 11

— Нет, я не пьян, — спокойно ответил Билл, — и говорю чистейшую правду. Я только что видел Лоутера из «Лондонского Герольда», и он выразил желание взять меня в газету.

— Но есть такие вещи, как договоры, — мягко заметил мистер Паутер. — Такие вещи, как моральные обязательства. Впрочем, они, по-видимому, отсутствуют в вашем лексиконе. Неужели все это серьезно?

Билл кивнул.

— Тогда не о чем говорить. Вы бессовестный человек, и все-таки я буду жалеть, что вы уходите.

— Все это хорошо! — сказал Билл. — Но мне нужно еще получить с вас за месяц службы…

Мистер Паутер вздохнул, вынул из ящика чековую книжку и заполнил чек.

— Ваше место всегда останется за вами. А на прощанье расскажите мне, в чем дело?

— Хорошо! — ответил Билл.

В течение четверти часа мистер Паутер слушал рассказ своего служащего и, когда тот умолк, заметил:

— Прямо сенсация! Поразительно, как остро вы начинаете мыслить, когда речь идет о преступлениях… Кстати, видели ли вы мистера Стоуна?

— Да, у меня было с ним сегодня свидание. Это очень почтенный и умный человек. Я нашел в нем только один недостаток… Он решил, что ваше предложение ему интересно.

— Еще бы! — воскликнул мистер Паутер. — Завершите это дело, Билл, и я впервые за всю вашу службу должен буду признать, что не зря тратил на вас деньги!

Мистер Стоун жил не в отеле, а в меблированной квартире. Там Билл и застал его в понедельник утром. Это был высокий стройный человек с уже седыми волосами и приятным, хотя и несколько насмешливым, выражением лица.

Лакей впустил Билла в гостиную, которая наполовину была превращена в кабинет.

— Входите, мистер Хольбрук! — сказал Стоун. — Не останетесь ли к завтраку?

— С удовольствием!

— Я пригласил также брата, но сильно сомневаюсь, что он придет. Вы газетчик, не так ли?

И после того как Билл кивнул, он продолжал:

— Предложение мистера Паутера нравится мне. Никто никогда не проводил здесь специальной кампании по продаже котиковых шкур. Мне кажется, что на этом пути можно добиться успеха…

В течение получаса они говорили о деле, причем Стоун внес в проект Паутера несколько важных изменений. Внезапно он остановился и, посмотрев на часы, сказал:

— Он не придет! Сейчас уже десять минут второго, и хотя он большой чудак, но всегда аккуратен.

— Ваш брат живет в Англии?

— Да, он живет здесь. Я не видел его десять лет, но время от времени слышал о нем.

— Бывали вы в Англии когда-нибудь, мистер Стоун? — спросил Билл, разворачивая салфетку.

— Да, я знаю эту страну, хотя давно не был здесь. Именно с тех пор, как в последний раз видел брата…

Разговор перешел на историю Лейфа, брата мистера Ламберга Стоуна. Совершенно случайно Ламберг упомянул, что Лейф основал общество «Сыны Рагузы».

— Не может быть! — воскликнул Билл.

— Тем не менее это так! Он прирожденный организатор. В обычном деле он ничего не стоит. Но дайте ему какое-нибудь странное, фантастическое задание, и он в двадцать четыре часа выработает блестящую схему! Я, например, считаю гениальной эту его мысль о годовых лотереях, а особенно остроумным то обстоятельство, что механизм розыгрыша неизвестен. В уставе «Сынов Рагузы» так прямо и сказано, что «способ розыгрыша устанавливается единолично Великим Приором и не подлежит обсуждению».

После этого разговор вновь вернулся к политике и к бирже. Оставив Ламберга Стоуна, Хольбрук забежал в редакцию газеты, где наскоро рассказал последние добытые им сведения и вернулся домой. Ему открыл Баллот.

— Дружище, — крикнул Билл, — для нас обоих начинается новая жизнь! Прикажите принести бутылку пива и давайте потолкуем об убийствах.

Глава 12

Шел третий день мучений Бетти Карен. Утром почти все газеты напечатали заметку о рыжеволосой девушке, и толпа у окна увеличилась вдвое, а у дверей появилось несколько репортеров.

И в этот же день девушке суждено было принять несколько посетителей.

Она только что села завтракать в задней комнатке, когда услышала шаги. Это был Клайв.

— Зачем вы здесь, Клайв? — спросила девушка. — Вы ведь обещали не навещать меня!

— Мне необходимо было повидать вас. Видели вы утренние газеты? Это чудовищно, Бетти! Я не могу такое позволить! Сегодня же вечером у меня будет серьезный разговор с этим старым мошенником!..

— Совершенно бесполезно… — улыбаясь сказала Бетти. — Клайв, вы ведь знаете, что я сама согласилась…

Клайв пробормотал что-то неразборчивое и несколько раз шумно прошелся взад-вперед по комнате.

— Не видели вы этого негодяя от Паутера?

— Хольбрука? — Бетти вновь улыбнулась. — Я начинаю думать, что он вовсе не такой негодяй, как показался вначале. Я уверена теперь, что это вовсе не его идея.

Клайв пристально посмотрел на девушку и спросил:— Сколько времени полагается вам на завтрак?

— Ровно столько, сколько нужно, чтобы поесть. Доктор говорит, что я не должна отлучаться от окна более чем на десять минут.

— Мне кажется, что вы все-таки должны отказаться от этих обязанностей! Кстати, никто не приходил сюда за посланием?

— Нет. И мне кажется, что никто за ним и не придет. Иногда я начинаю думать, что доктор сошел с ума… Однако пора идти, Клайв. Прошу вас, на улице не останавливайтесь и не смотрите на меня. Очень прошу вас!

Она ласково протянула ему руку.

Как только Клайв вышел, девушка почувствовала себя совсем несчастной. Время тянулось страшно медленно.

Вдруг в толпе произошло какое-то движение. Бетти глянула в окно и увидела чрезвычайно странного человека. Он был одет в черную длинную сутану. Голова его была не покрыта, ноги босы, длинные седые волосы ниспадали на плечи.

Опираясь на длинный посох, он внимательно рассматривал девушку.

Бетти прильнула к окну. Когда он медленно направился к двери, Бетти вдруг поняла, что решительный час настал. Это, несомненно, был тот человек, о появлении которого предупреждал ее доктор Лэффин, человек, которому следовало отдать послание…

Дрожащими пальцами она вынула конверт из ящика и пошла навстречу таинственному незнакомцу.

— Что вам угодно? — еле слышно спросила Бетти.

— О, чудесный день! — послышалось в ответ. — Говори, «Золотой Голос Абсолютного», говори и поведай, когда меня настигнет смерть…

Бетти почувствовала, что теряет дар речи. Колени ее дрожали.

Между тем, старик продолжал:

Вы читаете «Сыны Рагузы»
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×