— Мне родители скоро пришлют денег, — сообщила Лида. Кэт знала, что родители у Лиды работают на околоземной космической обсерватории — что-то связанное с навигационными вычислениями. У Кэт предки были простыми служащими и обитали в Крыму, в Москве жила только бабушка — нестарая еще женщина, завуч средней школы на пенсии. Финансовой поддержки она, естественно, обеспечить внучке не могла, так что Кэт приходилось крутиться самой, с чем она справлялась с переменным успехом.

Они еще поговорили о том, где можно будет побывать для расширения Лидиного кругозора. Кэт предложила модельный салон с виртуальными примерочными. А для повышения интеллектуального уровня Кэт Лида обещала сводить новую подружку на выставку космических технологий, где можно попробовать себя в роли пилота на имитаторе пилотирования.

Тем временем в бильярдную впорхнул Женя, раскрасневшийся, в покосившихся окулярах и с кружкой пива в руке. Затормозив напротив подруг, он поправил очки и подмигнул Лиде:

— Тоже лесбиянка? — Его непосредственность просто умиляла. Однако Кэт это уже порядком надоело, она решила расставить все точки над 'i':

— Должна тебя разочаровать — мы нормальной ориентации. — Она знала, что у геев в таких случаях принято говорить «натуралы», но здешняя терминология по отношению к себе ей претила. Кэт не сомневалась, что этим заявлением она на порядок роняет себя в его глазах, но главное для нее было занять подобающую ступень в своих собственных. — Если это тебя не устраивает…

— Ах брось, — отмахнулся Женя, прибавив: — Что же вы — не люди? — Чем окончательно добил Кэт. Однако он не забыл, что обещал ей партию. Тут, кстати, и девушки освободили стол. Вскоре возле него приземлился Женя, обзаведшийся кием.

— Ну что, подружка, приступим? — Он уже выкладывал на сукно шары. Никакой автоматизацией здесь и не пахло — к чему владельцам лишние затраты, посетители ведь и сами не безрукие. Кэт была не против — раз на данном жизненном рубеже все так паршиво, может, она хоть в бильярд научится играть. Все же какая-то польза.

Наука оказалась несложной, к тому же Кэт впервые сумела отвлечься и с удивлением поняла, что ей наконец-то что-то начинает здесь нравиться. Поначалу Женя, прихлебывая пиво, донимал ее различными советами — как надо держать кий, как стоять, как бить, но после того как Кэт, немного поразмыслив, загнала свой шар в лузу от двух бортов, он умолк. Понаблюдав за ней некоторое время молча, он наклонился к ее уху:

— Признайся, подружка, зачем ты меня обманула?

Кэт удивленно обернулась:

— В каком смысле? Если ты насчет ориентации, то я действительно…

— Ты ведь мастерски играешь, — сказал он. — Я бы на тебя ставки делал — а я, уж поверь, в этом кое-что понимаю.

Это раздосадовало Кэт, однако и польстило слегка.

— Ты, наверное, шутишь. Я правда в первый раз играю. — Видя, что он не верит, она добавила: — Зачем мне тебя обманывать?

— Не пудри мне мозги.

Кэт отвернулась от него, пожав плечами, — не верит, и не надо. Подумаешь, проблема! Однако на этот раз она промазала — заронил, паразит, червяка сомнения — нельзя, видите ли, все время попадать, играя в первый раз! Настала Женина очередь, он отставил свою кружку и закружил у бильярда.

А к Кэт подошел высокий седоватый мужчина в светлом костюме. Почему-то Кэт подумала, что он иностранец — по какой-то общей выглажен-ности, что ли? Одежда на нем была хоть и простая, но сразу видно, что недешевая, антигравитационная сбруя отсутствовала. Словом, общее впечатление: человек с витрины супермаркета, что часто бывает свойственно немцам или англичанам, иногда американцам. Наши так не выглядят — не выходит у них эта конфетность, даже перед собственной свадьбой.

— Я наблюдать, как ви играет, девушка, — сказал он, подтвердив свое иностранное гражданство сильным акцентом. — Может ли я предлагать вас партия? С любая ставка, каковой вас устроит.

Кэт слегка растерялась, что не помешало ей заметить, как Женя на том конце стола выпрямился и навострил ушки.

— Вы предлагаете мне сыграть на деньги?.. Но… — Ей неудобно было признаться, что она и кий-то впервые в руках держит. Наверное, этот иностранец надеялся что-то у нее выиграть, и, стоит ему узнать, что поиметь с нее практически нечего, он откажется от своей затеи. — У меня только десять рублей, — честно сказала она.

— Ви думать, что я хотел вас… Как это… Обчистить? — Он рассмеялся заразительно во все тридцать два зуба, однако глаза его словно не имели к этому смеху никакого отношения, что создало у Кэт ощущение не то чтобы неудобства, а какой-то… неправильности, что ли. Зато теперь она не сомневалась, что перед ней американец. — Нет, я не есть такой плохой парень, — сказал он. — Мне понравилось, как ви играть. Я люблю хороший игра за интерес. Без ставки нет интерес. — Он развел руками и повторил: — Приглашать вас сыграть.

— На десятку? — уточнила Кэт. Он кивнул:

— Ви — десять рублей, я — пять долларе. По ваш курс. Ви есть согласный?

Вообще-то это были ее последние деньги. И, если у Кэт их сейчас выиграют — в чем не приходилось сомневаться, — то в ближайшие дни ей не на что будет даже купить себе хлеба, придется занимать, чего она не выносила органически. Да и у кого занять — друзья все такие же нищие студенты, у Дрона если чего и есть, так он все наверняка сегодня спустит. Стае… О нем лучше всего забыть. Значит, опять грабить бабушку, а старушка-то сама еле тянет… Все это промелькнуло в голове у Кэт — вспыхнуло и исчезло. «Свихнуться можно от тоски, если постоянно думать о том, как жить дальше. Все, хватит, надоело! Остается просто жить — здесь и сейчас. Плевать на эту последнюю десятку. Будь что будет…»

Она уже хотела сказать: «Я согласна», когда над ее ухом раздалось:

— Прошу прощения.

Оглянувшись, Кэт встретилась взглядом с молодым мужчиной, одетым в черное. Сердце трепыхнулось —

Вы читаете Снайперы
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×