– Я... знаком с ней, да...

– А можете ли вы объяснить суду, каким образом произошло ваше знакомство?

– Я... хм... я сам... был Джин Харлоу.

– Простите. – Бен обернулся к присяжным заседателям. – Мне кажется, уважаемый суд не вполне понял вас. Что вы имели в виду?

– Я был Джин Харлоу. В прошлой жизни.

Краем глаза Бен заметил, как Энглин буквально подскочил на стуле.

– В прошлой жизни? Видите ли, доктор, некоторые члены суда, возможно, не знакомы с концепцией 'прошлой жизни'.

Будьте любезны, объясните нам, что означают ваши слова?

Доктор Линдстрем повернулся лицом к судье Харт и к присяжным заседателям.

– В 1937 году, – начал он, – у Джин Харлоу произошел разрыв мочевого пузыря. За год до этого, во время медового месяца, бывший муж Джин зверски избил ее, нанеся тяжелые повреждения почкам. По- видимому, больные почки, не выдержав нагрузки, спровоцировали разрыв мочевого пузыря. К несчастью, моя... э-э... ее мать была фанатичной сектанткой и не разрешила никакого медицинского вмешательства. Джин с ужасными болями, абсолютно беспомощная, лежала в своей спальне, и с каждым часом ей становилось все хуже и хуже.

Но тут вмешался ее жених, Уильям Пауэлл. С несколькими друзьями он ворвался в дом, забрал Джин и на руках отнес ее в больницу. – Линдстрем вздохнул. – Уильям Пауэлл!.. Какой это был мужчина!

После минутного молчания доктор вышел из транса и закончил свой монолог:

– Билл сделал все возможное и даже невозможное, но было уже слишком поздно. Джин Харлоу умерла.

Бен кивнул.

– И что произошло дальше?

Линдстрем буквально навис над судейским столом.

– Понимаете, она не должна была умереть. Ей только исполнилось двадцать шесть лет – вся жизнь впереди. Вскоре ей предстояло выйти замуж. Она не успела ни пожить, ни полюбить... Полюбить... – Он судорожно всхлипнул и закрыл лицо руками. – Джин была так молода.

На этот раз Линдстрем долго не приходил в себя. Наконец он скинул оцепенение и продолжил:

– Потом Джин перевоплотилась. Стала мной.

Бен помолчал, чтобы усилить впечатление, произнесенное рассказом свидетеля.

– А как вы узнали все это?

– Вспомнил под гипнозом.

– И часто вы прибегаете к гипнозу?

Доктор поднял на Бена потухший взгляд.

– Время от времени.

– Перед тем как проводить экспертизы в суде?

– Это успокаивает нервы и... позволяет мне собраться.

– Ваши сегодняшние свидетельские показания даются также в состоянии гипноза?

– Я вполне дееспособен и могу...

– Пожалуйста, ответьте на мой вопрос.

– Да, – нехотя процедил доктор Линдстрем.

– Один – ноль!

– Итак, доктор, вернемся к вашей истории: судя по этой фотографии, вы были весьма сексуальной девушкой.

– Съемки проходили в Голливуде. Они настояли, чтобы я фотографировалась в таком вызывающем виде.

– Не сомневаюсь. Говорят, вас часто видели в компании Кларка Гейбла.

– Отвратительный тип. У него искусственные зубы – противно целоваться.

– Сочувствую. Разрешите мне узнать, каковы были ваши отношения с Уильямом Пауэллом...

– Ваша честь, я протестую. – Энглин предпринял последнюю попытку изменить ход заседания. – Мистер Кинкейд превращает судебное разбирательство в цирковое представление.

– Возможно, – согласилась судья Харт. – Но он сегодня не единственный клоун на манеже. Продолжаем.

Бен посмотрел на присяжных заседателей. Они были поглощены представлением и с трудом сдерживали смех.

Теперь уже ничто не могло помешать Бену праздновать победу, даже если бы ученая степень доктора Линдстрема была присуждена ему самим Господом Богом. Противник был уничтожен.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×