Пластиковые папки, которые он поднимал и переворачивал, не выдержали натиска и стали сначала плавно, а потом все быстрее съезжать. Распластавшись на столешнице, Джастин сделал героическое усилие сдержать лавину, но через мгновение груда оказалась на полу.

– Вот черт, – пробормотал он, оценивая масштаб бедствия: папки разлетелись почти по всему кабинету, укрывая ковер.

У Джастина был раздраженный и в то же время растерянный вид. Он вышел из-за стола и принялся их собирать.

Эва безмолвно наблюдала за ним. Джастин посмотрел на нее снизу вверх и поинтересовался:

– Не хочешь помочь? Ведь этот разгром по твоей вине.

Эва кивнула, хотя и сгорала от желания опровергнуть это нелепое утверждение.

Они работали быстро и слаженно, и через пару минут все было собрано. Эва передала последнюю стопку Джастину и выпрямилась. Тут она обнаружила, что папки он положил одна на одну, и теперь на его столе высилась башня высотой почти четыре фута.

– Вы соорудили весьма неустойчивую конструкцию. Нужно разложить на две стопки, иначе повторение катастрофы неминуемо.

– Ерунда, – отмахнулся Джастин, водружая последнюю, довольно толстую папку, на самый верх.

Башня пришла в движение, скособочилась… Джастин и Эва бросились спасать неустойчивую конструкцию и от усердия едва не столкнулись лбами.

– Осторожнее!

– Я держу!

Нога Эвы оказалась ужасно неудобно вывернутой, но, когда она попыталась переставить ее, папки опрокинулись прямо на нее. Эва пошатнулась, каблук зацепился за ковер, и она поняла, что сейчас окажется на полу, погребенная под слоем макулатуры.

– Ой! – пискнула она, с отрешенной безысходностью ожидая достойного финала этого сумасшедшего дня, но, к чести Джастина, он быстро разобрался в ситуации.

Его руки крепко держали Эву за талию, острые углы пластиковых папок больно впивались в тело Эвы, так что бедняжка боялась даже вздохнуть.

– Все в порядке, – выдохнула она, наконец твердо встав на обе ноги.

Джастин тут же отпустил Эву и в два приема освободил ее от ноши. Дело всего нескольких секунд, и если бы он сразу послушал ее… Эва вдруг представила, как это все выглядело со стороны, и ее охватил нервный смех. Чтобы скрыть неуместное веселье, она прокашлялась.

– Все нормально? Ты не ушиблась? – озабоченно спросил Джастин.

Сколько волнений из-за дурацкого недоразумения!

– Все в порядке. Но если бы вы послушали меня сразу…

– Да-да, я виноват. Я должен был принять во внимание, что ты всегда права, – криво усмехнувшись, проговорил он. И уже совсем другим тоном спросил: – Ты все еще злишься?

– Нет, сэр, – пробормотала слегка ошеломленная Эва, с трудом сообразив, что он имеет в виду.

– Значит, злишься.

– Я же сказала нет. – Эва бросила быстрый взгляд на его лицо.

– Ты всегда называешь меня «сэр», когда дуешься или когда я не прав, но упрямо стою на своем, – со знанием дела заявил Джастин, и Эва не сдержала усмешки.

– Вы правы. Но я скорее злюсь на себя. – Эва тихонько вздохнула. – Я должна была выполнить ваше указание без всяких исключений.

По лицу Джастина пробежала странная тень. Он обошел стол и уселся в кресло.

– Если вам больше ничего не нужно, я могу идти? – спросила Эва, остро почувствовав изменение его настроения.

– Да, конечно. На сегодня ты можешь быть свободна. А я еще немного поработаю.

– До свидания, мистер Маккой.

– До свидания, Эва.

Покидая офис, Эва неотрывно думала об этих минутах. У Джастина было усталое лицо, а опущенные уголки губ и глубокие тени под глазами придавали ему какой-то болезненный вид.

4

На следующий день Эва решила, что ее ждет продолжение дня вчерашнего: Джастин не появился ни в девять, ни в десять. В половине одиннадцатого Эва подняла трубку и услышала что-то невообразимое – хрипение, треск и вой. Сначала она решила, что попытается подбить Джастина на судебное разбирательство с телефонной компанией за ужасное качество предоставляемых услуг. Это надо же какие помехи на линии – ничего не разобрать! Потом ей показалось, что помехи складываются в что-то смутно знакомое, и Эва моментально вообразила, что ее разыгрывает какой-то местный шутник. Но ни одно из этих предположений верным не оказалось, потому как надсадно-хриплые, а временами каркающие звуки оказались голосом ее обожаемого босса, который пытался объяснить Эве, что его болезненное состояние не позволит ему появиться сегодня в офисе.

– О боже… – пробормотала Эва, безуспешно пытаясь разобрать хоть одно ценное указание в этой какофонии. – Мистер Маккой, а не может это подождать до вашего выздоровления?

Ей в ухо полетел хриплый кашель, должный выразить протест против этого предположения.

– Хорошо, тогда я могу приехать и привезти вам все необходимое.

– Бумаги… на моем столе… – прохрипел Джастин и снова закашлялся.

– Я все поняла. Приеду сразу после ланча.

Эва как раз занималась сборами, когда Бренда на свой страх и риск решила проведать подругу. Тем более что у нее был повод – отчет, над которым она корпела три дня и три ночи.

– Куда ты собираешься? – поинтересовалась Бренда, косясь на дверь, ведущую в кабинет босса.

Эве стало смешно.

– Спецзадание, – заговорщически прошептала она.

У Бренды округлились глаза, потом она хихикнула.

– А если серьезно?

– А если серьезно, то я так устала, что решила сбежать куда глаза глядят. Не ищи меня, на связь выйду сама.

– Эва! – с легкой досадой воскликнула Бренда.

Она набрала в грудь воздуха, чтобы высказать, что она думает о чувстве юмора подруги в условиях, когда каждая секунда на счету, как Эва, сорвавшись с места в карьер, скрылась в кабинете босса, оставив дверь распахнутой. Бренда так и осталась стоять с приоткрытым ртом.

– Бренда, закрой рот, босса сегодня нет и не будет! – смилостивилась Эва, взглянув на подругу. – И завтра, видимо, тоже.

– Что значит – не будет? – поинтересовалась Бренда.

Новость была настолько хорошая, что Бренда даже не обиделась на Эву, которая некоторое время держала ее в напряжении. Если босса не будет, то можно расслабиться и позволить себе некоторые вольности: опоздать на десять минут с ланча, поболтать по телефону с подругой, попить кофе, ведя неторопливую беседу на отвлеченную тему… Или просто уйти домой вовремя, не рискуя получить задание, над которым придется либо пыхтеть в офисе до ночи, либо приходить ни свет ни заря – кому что больше нравится!

– Маккой заболел, я сейчас везу ему контракты, письма… В общем все-все… и заодно твой отчет! – Эва вырвала из рук Бренды отчет, запихнула его в уже раздувшийся портфель, с трудом застегнула замки и ринулась из приемной.

Все время, пока Эва спускалась в лифте, выезжала со стоянки и выбиралась из центра, ее мучила какая-то мысль. Едва появляясь, она вновь ускользала, оставляя Эву терзаться. И только спустя полчаса Эва вдруг поняла, что со стола ее босса исчезли все фотографии Оливии Данинг! Значит, Бренда права: между Маккоем и его невестой произошла размолвка. Но размолвка настолько серьезная, что он ходит мрачнее тучи, терроризирует обитателей офиса и даже убрал все фотографии с глаз долой! А что, если Оливия бросила его?

Эве даже мысли не допускала, что именно Джастин Маккой мог быть инициатором разрыва.

Нет, вряд ли они расстались… Они просто крупно повздорили. Джастин уязвлен, огорчен, взбешен, обижен и… конечно, страдает!

От волнения Эва стала такой рассеянной, что, паркуя машину возле дома, где проживал ее страдающий босс, едва не протаранила чью-то машину и лишь чудом избежала столкновения. Но и это было еще не все: подойдя к входной двери, Эва вспомнила, что забыла портфель в машине. Пришлось возвращаться, а это, как известно, плохая примета, что немедленно получило подтверждение: Эва едва не растянулась, споткнувшись о порог. К счастью, рефлексы у нее были отменные, и Эва успела ухватиться за косяк, что помогло ей сохранить равновесие. Однако она пребольно ушибла коленку и едва не прищемила палец.

– Добрый день, мисс Хелмонд. Все в порядке?

По тому, как консьерж улыбался, Эва поняла, что он прекрасно рассмотрел невольно устроенное ею представление. Эва с удовольствием сделала бы что-то такое, что стерло бы эту улыбочку с его лица, но вместо этого она вежливо отозвалась:

– Добрый день, Дуглас.

– Мистер Маккой вас ждет. Я уже вызвал лифт.

– Большое спасибо, Дуглас.

Эве уже несколько раз приходилось привозить боссу документы, и каждый раз Дуглас был сдержанно-любезен. Однако Эве не очень нравились взгляды, которыми он каждый раз ее провожал. Девушка испытала облегчение, когда створки лифта закрылись, отрезая ее от Дугласа и его взгляда.

Эва вышла на нужном этаже и нажала кнопку звонка. Дверь тотчас же открылась, словно Джастин караулил под ней. Эву потрясло его бледное и совершенно больное лицо. Вокруг глаз у него были огромные синие круги, как при крайней степени утомления, и даже черты лица заострились. Шея Джастина была обмотана шерстяным шарфом, на нем были джинсы и толстый шерстяной свитер.

– Что ты так на меня смотришь? – просипел он, и Эва поняла, что уже пару минут безмолвно таращится на него.

– Вы неважно выглядите.

– Неужели? Ты принесла бумаги?

– Конечно. – Эва показала Джастину портфель. – Но вы уверены, что?..

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

4

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×