тянуло ее назад. Она заставила себя забыть об этом, прижавшись к Рису так крепко, как только могла. И вдруг с ужасом осознала, что если сейчас их что-то разлучит, они никогда уже не встретятся. Никогда! И это будет гибелью для обоих.

— Возьми меня, Рис! Возьми меня!

Когда он устремился к ней, воздух вокруг как-то горячо замерцал. Его голос был торопливым, словно Рис тоже боялся:

— Я люблю тебя, Лили Кэнделл, люблю всем сердцем и всей душой!

Лили охватила его ногами, приглашая войти, и он вошел в нее, вошел глубоко. И когда их тела соединились, небо над ними засверкало, рассыпаясь на золотистые, розовые и ярко-голубые осколки.

Лили зажмурилась, ослепленная калейдоскопом красок, чтобы не видеть и не чувствовать ничего, кроме Риса Трегаррика… кроме терпкого запаха его тела, силы его рук, его неудержимой мужественности, его неиссякаемой страсти. Положив под нее руки, Рис приподнял Лили выше, вонзаясь в нее сильнее и быстрее, в такт с биением их сердец. Будто морские птицы, они вновь летели, паря над сверкающим морем, взмывая вместе над бухтой навстречу ослепительному солнцу. Рис вонзался в нее все сильнее, поднимал все выше…

— Не покидай меня, Лили, — прошептал он ей на ухо, — никогда меня не покидай! Поклянись в этом!

Лили почувствовала, как сгущается вокруг них воздух. Она не сомневалась, она знала, что оказалась на пересечении времен. После того как она примет решение, обратной дороги не будет — в самом что ни на есть прямом смысле.

Она выгнулась под ним, принимая Риса глубоко внутрь себя, и поцеловала его твердые губы:

— Рис Трегаррик, клянусь, что если это будет в моей власти, я никогда тебя не покину.

Он заполнил Лили до отказа, заявляя свои права на нее с каждым могучим толчком. Все вокруг вновь задрожало от напряжения, и, хотя за окном сияло солнце, могучий раскат грома разорвал воздух. Но влюбленные не обращали на это никакого внимания. Забыв обо всем на свете, обнимая друг друга, они плыли навстречу своему желанию, поднимаясь все выше и выше, пока их крылья не опалил жар страсти, и, кружась, они вместе полетели к земле.

Словно поклоняясь божеству, Рис скользил по ее коже губами — от мягкой ложбинки у горла до упругих холмов грудей и ниже, к ее бедрам. Он жадно втягивал в себя ее вкус, ее запах, заставляя Лили снова и снова выгибаться дугой от наслаждения.

Затем она легла рядом, положив голову Рису на плечо:

— Расскажи мне о Кэтрин, если это не причинит тебе боли.

— Нет, — Рис вздохнул. — Эта рана давно зарубцевалась. Что тут рассказывать? Она была юной и прекрасной, и я любил ее, невзирая на все недостатки, со всем пылом молодого мужчины, впервые познавшего страсть. Она была слишком эгоистичной и ограниченной, но я любил без памяти и не замечал этого. Кэтрин вышла за меня замуж, однако не имела никакого желания поселиться в «Звездном Доме». Я не знал об этом… Я построил его для нее.

— О Рис! — в его голосе Лили слышала лишь тень старой боли, но недоумение было прежним. Она поцеловала Риса в плечо.

— Неужели вы никогда не были счастливы вместе?

— Это было лишь притворством. Думаю, Кэтрин принадлежала к тем женщинам, которые настолько любят себя, что для кого-нибудь другого у них не остается никаких чувств. Но я был ослеплен. Когда она отказалась выходить вместе со мной в море, я привез ей все земные сокровища, какие только смог отыскать, надеясь купить ее любовь. Однако мои подарки ей были не нужны. И я был тоже не нужен.

— Она была просто дурой!

— Нет, она была молодой и тщеславной. Ей хотелось стать юной хозяйкой модного салона в Лондоне и всю свою жизнь проводить на балах и вечеринках, танцуя часами напролет. Я был для нее лишь средством, а мое богатство — пропуском в столь желанный для нее мир.

Рис откинулся на спину и уставился в потолок. Лили провела ладонями по стальным мышцам его груди, даря утешение.

— Тебе незачем рассказывать дальше.

В ответ из темноты послышался тяжелый вздох:

— Кое-кто утверждает, что я убил ее, Лили.

— Да, я знаю. Я никогда в это не верила.

Рис перевернулся и взял лицо девушка в свои ладони.

— Тогда ты должна это знать. Я мог убить ее, когда узнал, что она сделала! Это Кэтрин потушила лампы, освещавшие окно-звезду, и из-за нее «Звезда Трегаррика» налетела на камни.

— Господи, зачем?!

— Чтобы избавиться от меня! — с трудом выдавил из себя Рис. — Чтобы она могла вернуться в Лондон богатой вдовой и посвятить себя балам и прочим бездумным забавам. И из-за этого я потерял двух человек! Двух хороших парней, у которых в Сент-Данстене остались жены и дети. Когда она призналась мне в этом, я хотел убить ее, Лили! Я хотел задушить ее собственными руками!

— Но ты не сделал этого! Не сделал! — Лили привлекла его к себе и страстно поцеловала.

Он засмеялся, но теперь в его смехе таилась горечь:

— Нет. Кэтрин побежала на мыс, и я побежал за ней, думая, что она хочет броситься в море. Каким я был дураком! Вместо этого Кэтрин попыталась сбросить со скалы меня! Она обезумела от ярости из-за своих несбывшихся надежд. Она хотела убить меня в ту ночь, но и сама потеряла равновесие. Я пытался спасти ее, и мы вместе полетели вниз.

Голос Риса стал тихим и бесцветным:

— Умирая, она проклинала меня: «Чтоб ты никогда больше не испытал счастья, Рис Трегаррик, пока не найдешь глупую женщину, которая откажется от всего ради твоей любви!»

Лили поцеловала его грудь, провела губами по его жестким волосам, искушая, коснулась его соска…

— Ты нашел такую женщину, — сказала она, ложась на него. — Я пойду туда, куда пойдешь ты; буду жить там, где будешь жить ты. И, — добавила она, когда его тело откликнулось на ее ласку, — буду любить твое тело и твою душу.

Она оседлала Риса и опустилась на него, принимая в себя, пока он не застонал и не потянулся к ней.

— Боже, Лили, я был таким идиотом! Я ведь понятия не имел, что такое любовь, пока не встретил тебя. Эти три года стали для меня адом. Я ждал, что ты вновь появишься в моей жизни. И не знал, увижу ли тебя когда-нибудь. Мне казалось, что я просто выдумал тебя, что ты пригрезилась мне в моем одиночестве…

— Мы превратим нашу жизнь в рай! — пообещала она.

Положив руки ей на талию, Рис с силой потянул Лили к себе, рванувшись вверх, чтобы встретить своими бедрами ее бедра. Она ответила ему, вызывая восторг в обмен на наслаждение; выгнув спину и запрокинув голову, не скрывая удовольствия, которое дарила и получала сама. Последний слабый луч солнца позолотил очертания ее прелестного тела, огнем заиграл на ее груди. И когда она вскрикнула от счастья, Рис сел, перевернул ее и овладел с яростной одержимостью, которая опустошила их обоих.

Он посмотрел в ее глаза:

— Лили, любовь моя, душа моя, ты уедешь вместе со мной? Ты уплывешь со мной отсюда?

Она улыбнулась, глядя в родное лицо:

— Рис Трегаррик, я поплыву с тобой даже на край света!

9

Доктор Лэндри выбрался из своего старого автомобиля, чувствуя, что его одурачили. На какое-то

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×