чтобы тот расправился с ее мужем. Эта версия усиленно прорабатывается следствием. Скорее всего Миша спустя некоторое время вернул деньги и отказался от заказа. И у Ларисы Васильевны осталась одна надежда — на то, что Зельнов погорит на каком-нибудь из своих грязных криминальных делишек.

Это было все, что знал капитан Седов. Тимофей, вспоминая последнюю встречу с Ларисой Васильевной на именинах у Аллы, мог лишь догадываться о том, каким образом ей эту надежду удалось осуществить и какую роль во всем этом сыграли они с Серегой.

— Ну, а теперь, — загадочно произнес капитан, — мероприятие входит в решающую фазу.

Он зачем-то подмигнул Тимофею, подошел к окну и сделал знак кому-то на улице. В ту же минуту оттуда донесся громкий сигнал — низкий, с хрипотцой. Тим никогда раньше такого сигнала не слышал и даже подумал: может, в их дворе завелся бык?.. Он тоже подошел к окну и увидел, что внизу стоит «харли- дэвидсон» собственной персоной, а рядом с ним — милиционер в белом шлеме и еще сотни полторы мальчишек и девчонок, которые молча и благоговейно смотрели на это чудо техники.

— Он твой, — сказал капитан Седов, кивнув на мотоцикл. — Это подарок от всего нашего следственного отдела. За помощь в поимке опаснейшего преступника.

— Вы бы этот подарок лучше Сереге отдали, — небрежно сказал Тим. — Ему он нужнее.

— Это уже твои проблемы. Решай их сам.

Тим только улыбнулся и кивнул. И еще сказал «спасибо». Он ни капли не сомневался в том, что они с Серегой честно заработали этого красавца. Что, скажете нет?

* * *

Через три месяца, в самый разгар учебного года, Серегина мама вернулась из Дортмунда, где ей сделали операцию, и пообещали, что еще лет тридцать ей не понадобится ходить даже в поликлинику — это у них срок гарантии такой. Возможно, они что-то приврали, но лет пятнадцать, думается, Серегина мама уж точно сможет спать спокойно.

Примерно в то же время Тим купил себе небольшую компьютерную приставку и кучу кассет к ней. Только в его коллекции не было ни одной игры, где кто-то кого-то убивает или даже просто бьет. Газопроводских мальчишек, которые приходили к нему в гости, это никак не устраивало. Они думали, что Тим просто ничего не понимает в жизни. Однако Тим понимал. Понимал как никто другой: игра — это что-то большее, чем просто стандартный набор ситуаций. С игрой нельзя шутить. И если кто-то в ответ на эти слова махал рукой и не верил ему, то Тим показывал обломок ветки с осины, в которую врезался головой Барсук.

А если все равно не верили — он показывал свою майку, которую Барсук полоснул ножом, а потом — плакат Роберта Планта, у которого на майке Тим обнаружил (уже после событий в «Доме Ашеров») точно такой же порез. На том же месте — слева, на боку.

Вы читаете Пятый уровень
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×