1.7. Субъективные издержки (австрийцы) против объективных издержек (неоклассики)

Другим существенным элементом австрийской методологии является чисто субъективная концепция издержек. Многие авторы полагают, что эту идею можно без особых усилий включить в?господствующую неоклассическую парадигму. Тем не?менее неоклассические теоретики только риторически включают в?свои модели субъективную концепцию издержек, но?при всех разговорах о?важности «альтернативных издержек» всегда представляют их в? объективизированном виде. Для австрийцев издержки?— это субъективная ценность тех целей, которыми действующий субъект жертвует, когда делает выбор в?пользу определенного образа действий. Иными словами, объективных издержек не?существует, а?каждый действующий субъект должен использовать свою предпринимательскую бдительность, чтобы непрерывно выявлять издержки в?каждом наборе обстоятельств. В?самом деле, человеку случается проходить мимо многих альтернативных возможностей, которые радикально изменили?бы его субъективное представление об издержках, если б ему удалось обнаружить их благодаря свои предпринимательским качествам. Поэтому не?существует объективных издержек, которые?бы определяли ценность целей, а?верно прямо противоположное: издержки, являясь субъективными ценностями, отражают субъективную ценность (и определяются ею), которую человек присваивает своим целям (конечным потребительским благам). Поэтому экономисты австрийской школы полагают, что именно цены конечных потребительских благ, будучи рыночным выражением субъективных оценок, определяют издержки, на которые готов пойти человек для производства подобных благ, а?не наоборот, как столь часто утверждают неоклассические экономисты в?своих моделях.

1.8. Вербальные формулировки австрийцев против математических формулировок неоклассиков

Австрийцы и неоклассики расходятся в?вопросе об использовании математических формулировок в? экономическом анализе. С?самого начала основатель австрийской школы Карл Менгер предусмотрительно отметил преимущество словесного языка, способного передать сущность (das Wesen) экономических явлений, на что математический язык неспособен. В? 1884?г. Менгер поинтересовался в?письме к?Вальрасу: «Каким образом с?помощью математических методов можно получить знание сущности, например сущности ценности, земельной ренты, предпринимательской прибыли, разделения труда, биметаллизма и пр.?» (Walras 1965, 2:3). Математический язык чрезвычайно удобен для выражения состояний равновесия, изучаемых неоклассическими экономистами, но?не позволяет передать субъективность времени и предпринимательского творчества, которые являются существенными чертами аналитических рассуждений австрийской традиции. Пожалуй, лучше всего выразил неадекватность математического подхода к?экономической науке Ганс Майер: «В?сущности, в?сердцевине математических теорий равновесия наличествует неотъемлемая, более или менее замаскированная фикция, заключающаяся в?том, что они соединяют в?системе уравнений (по определению одновременных) неодновременные величины, действующие в?генетико-причинных последовательностях, так, как если?бы все они существовали одновременно. “Статический” подход синхронизирует состояние дел, тогда как в?реальности мы имеем дело с?процессом. Но?порождающий процесс невозможно рассматривать “статически”, как состояние покоя, не?лишив его именно того, что делает его тем, чем он является» (Mayer 1994, 92).

По указанным выше причинам члены австрийской школы полагают, что многие теории и выводы неоклассиков в?области анализа производства и потребления лишены экономического смысла. Примером может служить «закон равенства взвешенных по цене предельных полезностей», покоящийся на очень шатких теоретических основаниях. По?сути дела, он предполагает, что человек способен одновременно оценивать полезность всех имеющихся в?его распоряжении благ, и при этом игнорируется тот факт, что каждое его действие представляет собой последовательный и творческий процесс и блага оцениваются не?одновременно путем уравнивания их предполагаемых предельных полезностей, а?одно за? другим, в?контексте разных этапов и действий, для каждого из?которых соответствующая предельная полезность может быть не?только иной, но?и несопоставимой (Mayer 1994, 81—83). Короче говоря, австрийцы считают, что использование математики в?экономической науке не?имеет смысла, так как этот метод синхронизирует величины, разнородные с?позиций времени и предпринимательского творчества. По той?же причине австрийцы считают бессмысленными используемые неоклассическими экономистами аксиоматические критерии рациональности. В?самом деле, если человек отдает предпочтение?А перед?В, а? В?перед?С, он вполне может отдать предпочтение?С?перед?А, при этом не?переставая быть «рациональным» или последовательным, если он просто изменил мнение (пусть даже всего на сотую долю секунды, когда думал об этом). С?точки зрения австрийских экономистов, обычные неоклассические критерии рациональности смешивают идеи постоянства и последовательности (Мизес 2005, 98—100).

1.9. Связь между теорией и эмпирическим миром: иная концепция «предсказания»
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×