заботы мистера Николса на его встрече с мисс Джонсон в…

— О Боже!.. — прохрипел Николс, уткнувшись в бумагу перед собой.

Мередит вскочила со своего места и встала перед Сандерсом.

— Ты меня извини, Том, — твердо сказала она, — но я просто вынуждена тебя перебить. Мне неприятно говорить это, но никого твоя маленькая шарада не ввела в заблуждение. — Она сделала рукой широкий плавный жест. — Так же как и твои так называемые доказательства. — Она заговорила еще громче. — Ты не присутствовал при том, как лучшие умы фирмы тщательно разрабатывали все эти прогрессивные новшества; ты не в состоянии понять соображений, которыми они руководствовались. И эти фальшивые позы, эти так называемые докладные записки, которыми ты потрясаешь, чтобы убедить нас… Ты никого не убедил! — Она с брезгливой жалостью посмотрела на Сандерса. — Все это пустышки, Том, пустые слова, пустые фразы… Сплошная показуха — и никакого содержания. Ты что, в самом деле полагаешь, что можешь вот так прийти сюда и одурачить команду высококлассных руководителей? Тогда я должна тебя разочаровать: ничего у тебя не получится.

Гарвин внезапно поднялся с места и заговорил:

— Мередит…

— Позвольте мне закончить, — сказала Мередит. Ее лицо было красным от злости. — Это очень важно, Боб. Это ядро всего плохого, что идет из этого подразделения. Да, некоторые решения задним числом можно рассматривать как спорные; да, некоторые рационализаторские предложения, возможно, завели нас слишком далеко. Но это не может служить извинением тому поведению, свидетелями которого мы сегодня стали. Это — тщательно продуманная позиция человека, который не останавливается ни перед чем — абсолютно ни перед чем! — делая себе имя за счет других, подрывая репутацию всех, кто становится на ее пути — я хотела сказать, на его пути — бессовестно, как мы видели, утверждая, что… Тебе никого не удалось одурачить, Том! Ни на минуту! Нам предложили принять на веру худшую из подделок, но мы не клюнули на это. Очень глупо с твоей стороны, Том, и тебе это аукнется. Мне жаль тебя. Не нужно было этого делать, это просто не могло сработать — и не сработало. Все.

Она остановилась и, переводя дыхание, обвела взглядом стол: все сидели молча, не двигаясь. Гарвин по-прежнему стоял, пребывая, похоже, в шоке. Постепенно до Мередит начало доходить, что все идет не так, как ей хотелось бы… Когда она заговорила опять, ее голос звучал спокойней:

— Надеюсь, что я… что мне удалось правильно выразить чувства всех присутствующих — именно это я намеревалась сделать.

Опять молчание. Потом раздался голос Гарвина:

— Мередит, не могу ли я попросить вас выйти из зала на несколько минут…

Некоторое время Мередит в ошеломлении смотрела на него, затем выдавила:

— Конечно, Боб…

— Спасибо, Мередит.

Держась очень прямо, она вышла из зала. Дверь с щелчком закрылась за ней.

Джон Мерден придвинулся поближе к столу и сказал:

— Мистер Сандерс, продолжайте, пожалуйста, ваше выступление. Сколько, по вашему мнению, понадобится времени, чтобы произвести необходимые исправления и вывести завод на проектную мощность?

* * *

Был полдень. Сандерс сидел в своем кабинете, положив ноги на стол, и смотрел в окно. Солнце ярко освещало стены зданий, окружавших Пайонир-сквер. Небо было чистым и безоблачным. Вошла Мери Энн Хантер, одетая в деловой костюм, и с порога спросила:

— Не могу понять никак…

— Что?

— Как получилось с этим выпуском новостей… Мередит должна была знать о нем, видела же она, что ее снимают…

— Она знала. Но она представить себе не могла, что я смогу раздобыть запись. И она не думала, что в новостях вообще о ней упоминалось — она рассчитывала, что показывали только Фила. Сама понимаешь — мусульманская страна… Говоря о начальстве, они обычно показывают только мужчин.

— Угу… И что?

— Но третий канал — правительственная программа, — объяснил Сандерс. — И в тот вечер разговор шел как раз о том, что из-за непреклонности и нежелания сотрудничать, проявленных со стороны делегации «ДиджиКом», переговоры прошли не так гладко, как хотелось бы правительству. Нужно было как-то защитить репутацию мистера Сайяда, министра финансов, вот камеры и были направлены на Мередит…

— Потому что…

— Потому что она женщина.

— Заморская ведьма в деловом костюме? Иметь дело с бабой «ференги» невозможно…

— Да, что-то в этом духе. Во всяком случае, ее показали.

— И ты получил запись.

— Угу.

Хантер кивнула.

— Ну, мне это нравится, — с этими словами она вышла из комнаты. Сандерс, оставшись один, снова принялся смотреть в окно.

Через некоторое время пришла Синди и принесла свежие новости:

— Говорят, что продажа компании не состоится. Сандерс, чувствуя себя выжатым, как лимон, неопределенно пожал плечами — ему было все равно.

— Вы не голодны? — спросила Синди. — А то я могу что-нибудь принести.

— Нет, я не голоден. Что они там делают?

— Гарвин и Мерден разговаривают.

— До сих пор? Уже больше часа прошло.

— С ними только Конли.

— Только Конли? Больше никого?

— Нет. Николс ушел.

— А что насчет Мередит?

— Ее никто не видел.

Он откинулся на спинку кресла и повернул голову к окну.

Компьютер пропищал три раза подряд.

30 СЕКУНД ДО ПРЯМОЙ ВИДЕОСВЯЗИ:

DC/ M- DC/ C

ОТ: А.КАН

КОМУ: Т.САНДЕРС

Кан вызывал его. Сандерс мрачно ухмыльнулся. Синди вошла и сказала:

— Артур вызывает вас.

Вы читаете Разоблачение
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×