цветов показалось ему кричащим и безвкусным.

Однако не имело большого значения, нравился или не нравился Джеффу этот робот. Если он потратит все деньги в качестве первого взноса, откуда он возьмет остальные? Он просто не может позволить себе ежемесячные выплаты в течение года или двух лет.

Мальчик рассеянно посмотрел на прозрачные стазисные контейнеры, в которых содер- жались роботы с нефункционирующим мозгом. Сможет ли он найти здесь что-нибудь по средствам? Найдется ли здесь покупка, за которую он сможет расплатиться полностью? Ему нужна старая, но работающая модель.

Джефф заметил в углу стазисный контейнер, заставленный другими. Он протиснулся между двумя контейнерами и заглянул внутрь. «М-да, не слишком хороший робот, но зато денег должно хватить тютелька в тютельку».

В сущности, предмет, находившийся внутри, вообще не напоминал робота. Но, разуме- ется, это был робот, иначе с какой стати он оказался в стазисном контейнере? Любой разум- ный робот до продажи должен содержаться в стазисе. Если активировать позитронный мозг и не использовать его по прямому назначению, то он может «угаснуть».

«Но если я буду стоять здесь, ничего не делая, то сам «угасну» раньше времени», – по- думал Джефф.

– Что у вас в этом контейнере? – спросил он вслух. Толстячок выгнул шею, глядя в ука- занном Джеффом направлении, и на его лице промелькнула тень недовольства.

– Как, разве от него еще не избавились? Эта штуковина вам не нужна, молодой чело-

век.

– Должно быть, жутко старый робот, – пробормотал мальчик.

Предмет в контейнере напоминал металлическую бочку примерно шестидесяти санти-

метров высотой, с металлической шляпой на верхней крышке. У него не было ни рук, ни ног, ни даже головы – просто бочка и шляпа с круглыми полями и куполообразной выпуклостью посредине.

Джефф начал отодвигать мешавшие контейнеры. Потом он опустился на корточки, чтобы повнимательнее рассмотреть странный предмет. Написано: «Гвозди Норба». Теперь Джефф мог различить на поверхности бочки два круглых, закрытых задвижками отверстия, откуда, по всей видимости, появлялись руки.

– Не возитесь с ним, – посоветовал управляющий, энергично качая головой. – Это му- зейный экспонат, если какой-нибудь музей согласится взять такую рухлядь. Он не продается.

– Но что это за штука? Это в самом деле робот?

– Да, настоящий робот. Одна из древнейших моделей типа R-2. У него есть своя исто- рия, хотя вряд ли она кого-то заинтересует. Он разваливался на части, но один старый кос- молетчик купил его, починил, и…

– Какой космолетчик? – Джеффу приходилось слышать истории о старых исследовате- лях Солнечной системы – людях, выходивших в одиночку на поиски неизвестного из роман- тических побуждений или из жажды наживы. Фарго знал множество таких историй и сето- вал, что независимые космолетчики становятся редкостью. Повсюду шныряли шпионы Инга, а его пираты грабили каждого, кто осмеливался путешествовать в малоизвестные части сис- темы без эскорта Федерации.

– Этого человека звали Мак-Гилликадди, но я не встречал никого, кто когда-либо слы- шал о нем. А вам приходилось слышать о нем?

– Нет, сэр.

– Предполагается, что он умер более полувека назад, а его робот попал к моему отцу на распродаже. Я унаследовал робота, но, должен сказать, он мне совершенно не нужен.

– В таком случае, почему же он не продается?

– Потому что я уже не раз пытался его продать. Но он неисправен, и его каждый раз приносят обратно. Видимо, придется сдать в утиль.

– Сколько вы за него хотите, сэр?

Управляющий задумчиво посмотрел на Джеффа.

– Разве вы не слышали? Я же сказал, что он неисправен.

– Да, сэр, я вас понял.

– Согласны ли вы подписать документ, где будет сказано, что вы все поняли и не вер- нете робота, даже если он окажется неисправным?

Джефф почувствовал, как холодная рука стиснула его сердце при мысли о том, что деньги адмирала будут выброшены на ветер. Но он хотел иметь этого робота с его загадоч- ной историей и странной внешностью. И уж, конечно, такой экземпляр больше нигде не сы- щешь.

– Разумеется, я подпишу такой документ, если вы возьмете имеющуюся у меня сумму как полный платеж и дадите мне квитанцию, где будет сказано: «Оплачено полностью». Я также хочу, чтобы сертификат собственности был внесен в городской компьютерный реестр.

– Хм-м-м… – пробурчал управляющий. – Вы же несовершеннолетний.

– Я выгляжу на восемнадцать. Не смотрите в мои документы, и вы можете сказать, что подумали, будто я совершеннолетний.

– Хорошо. Сейчас я заполню все нужные бумаги.

Он отошел в сторону, а Джефф снова опустился на корточки, вглядываясь в стазисный контейнер. Да, судя по всему, Мак-Гилликадди поместил внутренности робота в пустую бочку из-под «Гвоздей Норба».

Кадет всмотрелся пристальнее, приблизив лицо к пыльному пластику и заслонившись ладонью от света. Ему показалось, что шляпа робота не полностью опущена. Полоска темно- ты между полями шляпы и цилиндром свидетельствовала о том, что робота поместили в ста- зис, когда его голова была еще не полностью втянута внутрь.

И торчал еще странный тонкий провод, тянувшийся из темноты к стенке стазисного контейнера.

– Не прикасайтесь к нему! – крикнул управляющий, оторвавшийся от своих записей. Но было уже поздно. Вытянутый палец Джеффа прикоснулся к поверхности контейнера.

Управляющий торопливо подошел ближе, вытирая лоб большим носовым платком.

– Я же сказал, не трогайте! С вами все в порядке?

– Разумеется, – ответил мальчик, отступив на шаг.

– Вас не ударило током? Голова не закружилась?

– Я ничего не почувствовал.

«Но на самом деле я ощутил чье-то настроение, – подумал Джефф. – Ужасное одиноче- ство, которое принадлежало не мне».

Продавец подозрительно покосился на него:

– Я вас предупредил. Вы не можете предъявлять претензии.

– Я и не собираюсь этого делать, – сказал Джефф. – Но я хочу, чтобы вы открыли ста- зисный контейнер и выпустили моего робота.

– Сначала подпишите этот документ. Здесь сказано, что вам восемнадцать лет. И ни в коем случае не приносите эту штуку обратно.

Продолжая что-то бурчать про себя, он пропустил лист бумаги через небольшой при- бор, просканировавший текст и выдавший три аккуратно напечатанные копии.

Джефф быстро прочел написанное.

– Вам можно дать восемнадцать, – признал управляющий. – Любой это скажет. Но все же позвольте мне взглянуть на ваше удостоверение личности.

– Тогда вы узнаете дату моего рождения, – возразил кадет.

– Хорошо, в таком случае закройте ее большим пальцем. Я невнимателен и не замечу этого. Но мне нужно проверить ваше имя и подпись.

Он взглянул на подпись на карточке, протянутой мальчиком.

– Хорошо. Вот ваша копия. Теперь чек, пожалуйста.

Взглянув на чек, управляющий пропустил его через щель кредитно-кассового аппарата и вернул Джеффу. Тот поморщился: деньги адмирала безвозвратно перешли с его счета на счет магазина. Он остался практически без гроша.

Управляющий пробрался через нагромождение контейнеров и прикоснулся к номеру на сенсорной панели, соответствовавшему номеру контейнера, в котором находился робот. Крышка откинулась. Одновременно с этим тонкий провод медленно втянулся в бочкообраз- ное туловище, а шляпа-крышка опустилась вниз. Управляющий, похоже, ничего не заметил. Он был слишком занят, переставляя стазисные контейнеры в более удобное место.

– Осторожнее! – воскликнул Джефф, – Не повредите робота.

Размышляя над странными перемещениями шляпы и провода, мальчик задал себе во- прос: «А что, если робот действительно может размышлять»? Его снова охватило чувство симпатии. Если это так, то как ужасно, должно быть, находиться внутри герметично заперто- го контейнера, сохраняя способность думать, но не имея никакой возможности выбраться наружу. Как долго это продолжалось? И каким беспомощным, наверное, чувствовал себя не- счастный узник!

– Пожалуйста, поосторожнее, – обратился он к управляющему. – Вы слишком грубо обращаетесь с ним. Разрешите мне помочь вам вынуть его.

– Слишком грубо? – ухмыляясь, переспросил тот. – Ему ничто не может повредить. Во всяком случае, он не будет в худшем состоянии, чем сейчас.

Он поглядел на Джеффа с неприятным выражением на лице:

– Вы подписали документ. Я уведомил вас, что робот неисправен, поэтому вернуть его нельзя. Не думаю, что вы сможете использовать его для обучения, поскольку у него нет при- способлений, позволяющих подключиться к системе образования. Он даже не разговаривает, а лишь издает непонятные звуки.

В бочкообразном корпусе что-то произошло. Шляпа-крышка подскочила вверх и уда- рила в плечо управляющего, наклонившегося над контейнером. Под шляпой оказалась поло- вина лица – по крайней мере, так это выглядело. Два больших глаза… нет. Джефф вытянул шею и увидел еще два глаза сзади… а может быть, спереди.

– Ox! – воскликнул управляющий и занес кулак.

– Вы набьете себе новую шишку, если попытаетесь ударить его, сэр, – предупредил Джефф. – Кроме того, теперь это мой робот, и если вы повредите его, то по закону я имею право взыскать с вас ущерб.

– Этот злобный человечек много раз оскорблял меня, – неожиданно произнес робот вы- соким, музыкальным тенорком. – Каждый раз, когда речь заходит обо мне, он оскорбляет меня. Как вы можете слышать, я говорю превосходно. Я умею объясняться лучше, чем он. И то, что я не желаю общаться с низшими существами, вроде этого так называемого управ- ляющего, еще не означает, что я не умею

Вы читаете Айзек Азимов
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×